Минуле

«Перемоги не вершать історію, а лише переписують її по-своєму.
Це заважає переможеним врахувати помилки і зробити правильні висновки з власного горя».

- Вільгельм Швебель

ЧАСТЬ І-я. ГЛАВА IІІ

Въ продолженіе на Малоросію Польскихъ гоненій, полки Малоросійскіе иные соглашены въ послушаніе Короннаго Гетмана, а другіе, согласясь съ Козаками Запорожскими, въ 1508 году выбрали себЂ Гетманомъ Обознаго Генеральнаго, Петра Конашевича Сагайдачнаго, и онъ первый началъ писаться Гетманомъ Запорожскимъ, а по немъ и всЂ бывшіе Гетманы въ титулахъ своихъ прибавлять войско Запорожское начали. Имъ послЂдуя, титуловались также Полковники и Сотники Малоросійскіе, да и самое войско Малоросійское часто Запорожскимъ войскомъ называлось. А вошло названіе сіе въ обычай какъ для различія отъ тЂхъ полковъ, кои были въ послушаніи Коронныхъ Гетмановъ, такъ и для удержанія правъ своихъ на выборы, кои Поляками при всЂхъ случаяхъ воспящаемы и пресЂкаемы были въ селеніяхъ Малоросійскихъ; а Запорожскіе Козаки, напротивъ того, вошедши въ выборы Малоросійскіе, прежде сего для нихъ чуждые, и бывъ удалены отъ селеній и отъ сообщенія съ Поляками, могли удобно сберечь права и свободы войсковмя и отвращать отъ нихъ насилія Поляковъ. Между тЂмъ Гетманъ Сагайдачный, свЂдавъ, что Татары Крымскіе, пользуясь замЂшательствами Малоросійскими, сдЂлали въ пограничныя селенія набЂги и угнали въ Крымъ многихъ плЂнниковъ Малоросійскихъ, отправился съ пЂшимъ войскомъ на лодкахъ Запорожскнхъ въ Черное море, гдЂ одна половина войска поплыла къ городу КефЂ, а другая /45/ съ самимъ Гетманомъ вышла въ Сербулацкой пристани на берегъ и прошла милю горъ Кефскихъ къ тому же городу и, атаковавъ городъ сей отъ моря и отъ горъ, взяла его штурмомъ. ПлЂнники, въ немъ найденные, освобождены и забраны войскомъ, а жители выбиты до послЂдняго и городъ разграбленъ и сожженъ. Гетманъ, пройдя горами къ городу Козлову, сдЂлалъ предмЂстіямъ его то же, что и КефЂ; а жители, убравшись въ замокъ, просили пощады и выпустили всЂхъ плЂнниковъ съ великими дарами къ Гетману, который, кончивши такъ счастливо свою експедицію, возвратился съ плЂнными и великою добычею въ свои границм.

Поляки, въ опроверженіе Гетмана Сагайдачнаго, а болЂе, чтобы всЂять вражду и междоусобіе въ войскахъ Малоросійскихъ, выбрали съ приверженными къ нимъ Поляками Гетманомъ изъ Сотниковъ Демьяна Кушку, и онъ, вздумавъ прославить себя военными успЂхами и заслужитъ общее тЂмъ уваженіе, отправился съ войсками своими въ Бессарабію для освобожденія плЂнныхъ Христіанъ, тамошними Татарами на границахъ Подоліи забранныхъ; но, приближась къ городу Акерману, былъ атакованъ Турками и Татарами и отъ нихъ взятъ въ плЂнъ и изтребленъ. На мЂсто сего Кушки, Поляки, съ послушными имъ полками, для одинакихъ причинъ, то есть, во вредъ Сагайдачному, выбрали Гетманомъ старшину Козацкаго, прозываемого Бородавку, но Сагайдачный, поймавъ его, разъЂзжающаго для возмущеній по Малоросіи, предалъ суду войсковому, которымъ и осужденъ, яко самозванецъ и возмутитель народный, на смертъ и разстрЂлянъ предъ войскомъ. Поляки видя, что всЂ войска Малоросійскія преклонны къ Сагайдачному и имЂвши въ помощи его нужду, для отраженія Турковъ, шедшихъ войною на Польшу, подтвердили Сагайдачнаго Гетманомъ на всю Малоросію.

Гетманъ Сагайдачный, забравъ въ команду свою всЂ войска Малоросійскія и имЂвъ предписаніе отъ Короля Жикгимунта III-го, отправился, вмЂстЂ съ войсками Польскими, противу Турокъ и, встрЂтивши ихъ за ДнЂстромъ, въ БуковинЂ, повелъ на нихъ фальшивую атаку съ одними легкими войсками; а пЂхоту, между тЂмъ, устроилъ съ своею конницею и артиллеріею на двухъ возвышенностяхъ, закрытыхъ зарослями. Турки, по обыкновенной Азіатской запальчивости, гнали легкія войска въ полномъ жару и разстройствЂ; а сіи, всегда подаваясь назадъ съ легкими перестрЂлками, дЂлали передъ ними обыкновенный кругъ маякомъ и завели Турокъ въ середину построенныхъ войскъ Польскихъ и Малоросійскихъ между возвышенностей и кустарниковъ. Войска сіи, вдругъ сдЂлавъ съ двухъ сторонъ сильные залпы артиллеріей и ружьями, повергли Турковъ цЂлыя тысячи; а конница, обхвативъ съ тылу и боковъ, перемЂшала ихъ и совсЂмъ разстроила, такъ что Турки, метаясъ въ безпамятствЂ, то въ ту, то въ другую, сторону, были всЂ перебиты и переколоны, а спаслись одни бросившіе оружіе свое и знамена на землю и опустившіеся въ одну балку, гдЂ, положась ницъ, /46/ просили пощады, и тогда же получили ее. ПобЂдителямъ досталась въ добычу вся артиллерія Турецкая, весь ихъ обозъ съ запасами и все вооруженіе, у живыхъ и мертвыхъ собраное; мертвецовъ же ихъ при погребеніи сочтено 9,715 человЂкъ, въ плЂнъ взято болЂе 1000, и въ томъ числЂ семь Пашей разныхъ степеней и семнадцать человЂкъ другихъ чиновниковъ; да убЂжало отъ обозу и скрылось въ заросляхъ и байракахъ болЂе тысячи.

Гетманъ, отправивъ всЂхъ плЂнниковъ и все излишнее съ аммуниціей и запасами въ Каменецъ-Подольскій, для препровожденія въ дальнЂйшія оттоль назначенія, продолжалъ походъ свой между Молдавіи и Валахіи, преслЂдуя Турковъ, которыхъ встрЂтивъ нЂсколько отрядовъ и корпусовъ на походЂ, разбилъ ихъ и обратилъ въ бЂгство съ великими ихъ потерями. Наконецъ сближился къ главной арміи Турецкой, расположенной при городЂ ГалацЂ, подъ командою Сераскира, Паши Силистрійскаго, Топалъ-Селима. Гетманъ, обозрЂвъ ея положеніе и укрЂпивъ станъ свой окопами и артиллеріею, ожидалъ на себя Турецкаго нападенія, Но примЂтивъ, что рЂкою Дунаемъ приходятъ на судахъ свЂжія въ Турецкую армію подкрЂпленія, рЂшился самъ атаковать Турковъ. И въ одно утро, на самой зарЂ, выступилъ изъ стана своего, построилъ пЂхоту свою въ д†фаланги, и прикрывъ ее конницею, повелъ на станъ Турецкій, который однимъ фасомъ и тыломъ примыкалъ къ рЂкЂ и строеніямъ форштата. Первый выстрЂлъ Турецкой артиллеріи направленъ былъ ва конницу Гетманскую, которая и потерпЂла отъ него не малую въ лошадяхъ потерю. Но скоро за выстрЂломъ вдругъ конница удалилась въ стороны, а пЂхота одною фалангою опустилась къ рЂкЂ и, обошедъ при самой водЂ фланговую батарею Турецкую, не давъ ей вновь зарядить пушекъ, ввалилась въ станъ Турецкій и въ форштатъ городской и, сдЂлавъ выстрЂлъ изъ ружъевъ, начала работать копьями; а другая фаланга во всей опрометчивости, бросясь ползкомъ на окопы Турецкіе и произведя ружейный выстрЂлъ на Турковъ, окопы защищавшихъ, устремилась на нихъ съ копьями. Конница же между тЂмъ дЂлала натиски свои съ другихъ сторонъ стана Турецкаго, развлекая силы ихъ во всЂ стороны, и по долгомъ убійственномъ сраженіи Турки, наконецъ, опрокинуты и побЂжали въ городъ. Они, обстрЂлявшись ружьями и пистолетами, не могли ихъ скоро заряжать вновь; а Козаки всегда поражали ихъ копьями, противъ которыхъ саблями и кинжалами обороняться почти невозможно, или оборона сія очень противу копьевъ слаба есть. Погоня за Турками сдЂлана только до рЂки и замку, а дальше производить ее запрещено было Козакамъ, и они получили себЂ въ добычу весь станъ Турецкій со множествомъ артиллеріи, запасовъ и богатствъ. Наконецъ, подвезена была тяжелая артиллерія къ замку и начата изъ оной пальба. Но Турки, сЂвши на суда, убрались за Дунай, оставивъ городъ съ одними жителями, которымъ, яко Христіанамъ, никакого зла не причинено. /47/

Гетманъ, оставляя Галацъ, направилъ походъ свой въ Бессарабію. Но подоспЂвшій къ нему гонецъ изъ Варшавы привезъ отъ Короля повелЂніе, чтобы онъ возвратился съ войсками въ свои границы, а Турковъ оставилъ въ покоЂ, потому что отъ ихъ Правительства учинено перемиріе и соглашаются на вЂчный миръ. Гетманъ, приближаясь къ своимъ границамъ, отпустилъ отъ себя войска Польскія, и, продолжая походъ въ Малоросію, встрЂтилъ при БугЂ другаго гонца, изъ СЂчи Запорожской посланнаго, чрезъ котораго увЂдомляетъ его Кошевой Дурдило, что Крымскіе Татары, пользуясь заграничною отлучкою Гетмана и войскъ Малоросійскихъ, прошли своима станами за рЂку Самаръ, на грабежъ въ восточную Малоросію. Гетманъ, оставивъ пЂхоту свою слЂдовать обыкновеннымъ маршемъ въ свои жилища, съ конницею поспЂшалъ форсированнымъ къ ДнЂпру, а переправясь чрезъ него, расположился скрытно въ лугахъ ДнЂпровскихъ около устья Конскихъ Водъ, и посылалъ къ рЂкЂ СамарЂ частые разъЂзды для развЂдыванія о поворотЂ изъ Малоросіи Татаръ. Чрезъ нЂсколько дней прибЂжали къ нему, запыхавшись, разъЂзжіе Козаки и возвЂстили, что Татары съ превеликимъ ясыремъ и со множествомъ всякаго скота перебираются чрезъ Самару и при ней имЂть будутъ свой ночлегъ. Гетманъ, отправясь на всю ночь съ войскомъ своимъ къ СамарЂ, напалъ тутъ на самой зарЂ на табуръ Татарскій, обширно расположенный по теченію рЂки; первый выстрЂлъ изъ пушекъ и ружей и произведенный крикъ разогналъ верховыхъ Татарскихъ лошадей, а самихъ Татаръ обезумилъ и привелъ въ крайнюю робость. Они, шатаясь по табуру, не знали что дЂлать, а Козаки, проходя лавою чрезъ весь лагерь, кололи и рубили ихъ почти безъ всякой обороны. ПлЂнники обоего пола, увидя неожиданную себЂ помощь, развязывали одинъ другаго и принялись также за Татаръ съ самою злобною жестокостію. Копья и сабли Татарскія, оставленныя на ночь въ кучЂ, были для плЂнниковъ готовымъ вооруженіемъ, и Татары отъ собственнаго оружія погибали тысячами. Такимъ образомъ истреблены Татары всЂ до послЂдняго, такъ что не осталось изъ нихъ никого, кто бы возвЂстилъ въ Крыму о ихъ погибели, Весь табуръ Татарскій со всЂмъ тЂмъ, что они ни имЂли, достался побЂдителямъ въ добычу, а плЂнники Малоросійскіе; до нЂсколько тысячь обоего пола душъ, не только что освобождены изъ неволи, но и награждены лошадьми и вещами Татарскими достаточно, и возвратились въ свои жилища, равно и Гетманъ съ своимъ войскомъ прибылъ въ резиденцію свою благополучно и со славою многою.

Гетманъ Сагайдачный, послЂ означенныхъ походовъ, никакихъ другихъ самъ не предпринималъ, а при обыкновенныхъ и всегдашнихъ почти безпокойствахъ и набЂгахъ пограничныхъ, командировалъ Наказнаго Гетмана своего, Петра Жицкаго  123 и Старшинъ Генеральныхъ и Полковниковъ съ корпусами и командами, смотря по надобности и силамъ противнымъ. И бывши самъ спокойнымъ правителемъ Гетманства, поправлялъ /48/ внутренніе безпорядки правительственные и воинскіе, воспящалъ усильно Уніятство, возвращалъ изъ него церкви, и въ томъ числЂ и соборную Кіевскую Софію, созыдалъ вновь ихъ, и между тЂмъ построилъ Братскій Кіевскій монастырь на ПодолЂ, подъ распоряженіемъ того же Наказнаго Гетмана, Петра Жицкаго, яко въ архитектурЂ свЂдуіцаго; надалъ сему монастырю достаточныя деревни и возобновилъ въ немъ, съ помощію Митрополита Кіевскаго, Петра Могилы, древнюю Кіевскую Академію, заведенную со временъ послЂдняго крещенія Россіи, но отъ нашествія на Россію Татаръ крывшуюсь въ разныхъ монастыряхъ и пещерахъ. И поживши Сагайдачный въ полной сла†великаго и важнаго Гетмана Малоросійскаго болЂе двадцати лЂтъ, скончался въ КіевЂ, въ 1622году, и погребенъ въ церкви того созданнаго имъ Братскаго монастыря, коего почитался онъ главньшъ Ктиторомъ.

Поляки, уважая храбрость и заслуги Сагайдачнаго, не смЂли при немъ явно производить въ Малоросіи своихъ наглостей, да и самая любимая ихъ Унія нЂсколько пріутихла и простыла. А что знатнЂйшее Малоросійское Шляхетство все почти обратилось къ нимъ въ Католичество и осталось въ Руской религіи изъ народа одно среднее и низшее сословіе, то дали они новый титулъ Уніятству, назвавъ его: „Хлопска вяра.“ По смерти Сагайдачнаго возобновили они прежнее гоненіе въ народЂ и политику на разстройство войскъ Малоросійскихъ; почему и подчинили войска реестровыя Коронному и Литовскоиу Гетманамъ, выборъ же въ Малоросійскіе Гетманы весьма запрещенъ, а ранговыя Гетманскія имЂнія разобрали и раздЂлили между собою магнати Польскіе. На народъ, кромЂ обыкновенныхъ податей, подымныхъ и поземельныхъ, наложены еще индукта и евекта, т. е., пошлинный сборъ съ покупки и продажи всЂхъ съЂстныхъ припасовъ и со всЂхъ другихъ вещей и животныхъ, въ продажу и покупку производимыхъ; и всЂ тЂ сборы были общіе, со всЂхъ жителей Малоросійскихъ взымаемые. А для держащихся православія или Греческой религіи особая, сверхъ того, положена подать, похожая на дань Апокалипсическую, во дни Антихристовы описываемую; и для сего предъ праздникомъ Воскресенія Христова по всЂмъ городамъ и торжищамъ продаваемые мірянамъ обыкновенные на пасху хлЂбы, были подъ стражею урядниковъ Польскихъ. Покупающій пасху Уніятъ долженъ имЂть на груди лоскутъ съ надписью: „Уніатъ;“ таковой покупаетъ ее свободно; не имЂющій же начертанія того на груди своей платитъ дань по тинже и по половинЂ ея отъ хлЂба, смотря по величинЂ и цЂнамъ тЂхъ хлЂбовъ. Въ знатнЂйшихъ городахъ и торжищахъ отданъ сборъ сей пасочный также въ аренду или откупъ Жидамъ, которые, взимая дань сію безъ пощады, распологали еще и число пасокъ, какому хозяину сколько по числу семейства имЂть ихъ должно, и потому силою ихъ накидали; а у таковыхъ хозяевъ, кои сами пекли пасочные хлЂбы, досматривали Жиды и цЂнили при церквахъ на ихъ освященіи, намЂчал всЂ хлЂбы какъ базарные, такъ и въ домахъ /49/ печеные, крейдою и углемъ. чтобы они отъ дани не угонзнули. И такъ производя Жидовство надъ Христіянами въ ихъ собственной землЂ такую тяжкую наругу, сами между тЂмъ отаравляли пасхи свои свободно и проклинали Христіанъ и вЂру ихъ въ синагогахъ своихъ, на Руской землЂ устроенныхъ, невозбранно; а Поляки тЂмъ утЂшаясь, всЂ пособія и потачки Жидамъ дЂлали.

Султанъ Турецкій, Османъ Второй, свЂдавъ о возобновившейся у Поляковъ съ Козаками давней враждЂ, и надЂясь, что Козаки слабо врагамъ своимъ помогать будутъ, повелЂлъ войскамъ Турецкимъ нападать на границы Польскія, приоутствуя самъ въ городЂ БухарестЂ. Отъ стороны Поляковъ командированъ противъ Турокъ Гетманъ Коронный, Станиславъ Жолкевскій, съ войсками Польскими, при которыхъ было и Малоросійскихъ шесть полковъ тысячныхъ, съ Есауломъ Генеральнымъ, Потребичемъ, а прочіе разставлены отъ стороны Крыма для удержанія Татаръ отъ ихъ набЂговъ. Король Польскій, Сигизмундъ, находился поблизу своей арміи, на Волыни. Войска Польскія сошлися съ Турецкими въ урочищЂ на ЦецорЂ и дали баталію съ упорнымъ стремленіемъ съ обЂихъ сторонъ. Она продолжалась болЂе пяти часовъ съ перемЂннымъ счастіемъ и, наконецъ, рЂшилась побЂдою надъ Поляками, кои были разбиты и разсЂяны. Козаки Малоросійскіе, бывъ при семъ между двумя врагамн, тайнымн и явными, работалм, обыкновенно, какъ на панщинЂ, или какъ невольники работаютъ. Но когда дошло дЂло до пораженія и разстройства Польскаго, тутъ они довольно себя показали, сдЂлавъ отступъ неустрашимый и порядочный съ сильною своею батавою, которою много спасли и Поляковъ, скрывшихся за ихъ ряды. При множест†побитыхъ и полоненыхъ войскъ Польскихъ и Козацкихъ, убитъ тамъ и Сотникъ Черкаскаго полка, Михайло Хмельницкій; а сынъ его, юный Зиновій Хмельницкій, взятъ въ плЂнъ и отведенъ съ прочими въ Турцію.

Хмельницкій оный есть потомокъ Венжика Хмельницкаго, прежде бывшаго Гетмана Малоросійскаго; онъ, считаясь въ боярахъ или чиновной ШляхтЂ Малоросійской, имЂлъ въ вЂчистомъ владЂніи своемъ мЂстечко Субботовъ съ хуторами и знатными угодьями, а въ немъ каменную церковъ и монастырь, предкамн его и имъ сооруженныя. По службЂ воинской имЂлъ онъ чинъ Сотника въ рееотровомъ Черкаскомъ полку; но по характеру, вспомогаемому хорошимъ достаткомъ, значилъ вельможу края здЂшняго. Въ супружест†за нимъ была дочь Гетмана, Богдана, Анастасія, и оть сего супружества рожденный сынъ, Зиновій Хмельницкій, получилъ, при крещеніи его, другое имя, дЂдовское съ матерней стороны, Богдана, данное ему, по обычаю Римскихъ Католиковъ, отъ воспріемнаго отца его, Князя Сангушка. Сей Зиновій Хмельницкій, яко единственный сынъ у отца своего, воспитанъ имъ въ ВаршавЂ, попеченіемъ прямо отеческимъ и иждивеніемъ вельможескимъ. ВсЂ тогдашніе классы изящныхъ наукъ прошелъ онъ подъ руководствомъ /50/ найлучшихъ учителей, щедротою пріобрЂтенныхъ. Природная острота и дарованія оправдали старанія отеческія и учительскія. При другихъ его знаніяхъ, особливо искусенъ онъ былъ въ первЂйшихъ Европейскихъ языкахъ, а паче въ Латинскомъ и Греческомъ, за что отмЂнно любили его и почитали Римское Духовенство и Польскіе вельможи; да и самъ Королъ Сигизмундъ лично его зналъ и всегда отличалъ между сверстниками. А посему, когда Зиновій, бывши волонтеромъ при отцЂ своемъ на сраженіи Цецорскомъ, полоненъ Турками и ими проданъ изъ Царъграда въ Крымъ тамошнему мурзЂ, именемъ Ярысу, то Король, выкупивъ его изъ Крыму своею суммою, оставилъ у дЂлъ при своемъ КабинетЂ и въ чинахъ своей гвардіи. Онъ, въ 1629 году, бывши съ войсками Королевскими въ походЂ противъ Волоховъ и Венгровъ, полонилъ командою своею двухъ Князей Волошскихъ, Кантемировъ, и представилъ ихъ Королю.

Зиновій, находясь при КоролЂ, посЂщалъ однажды отечество свое, Малоросію и, свЂдавъ здЂсь, что Польское правительство, подъ распоряженіемъ Чаплинскаго, намЂстника Гетманскаго, или иначе дозорцы Чигиринскаго, по планамъ и разводамъ инженеровъ Французскихъ, въ 1638 году воздвигнуло нарочито сильную крЂпость, Кадакомъ названную, надъ рЂкою ДнЂпромъ, между предЂловъ Малоросійскихъ и Запорожскихъ устроенную съ политическимъ умысломъ, чтобы воспящать сообщенію между сихъ единокровныхъ народовъ, а паче ихъ войскъ, одно другому вспомогающихъ, восхотЂлъ посмотрЂть Зиновій устроеніе оной и, бывши на томъ мЂстЂ, вопрошенъ былъ Чаплинскимъ на языкЂ Латинскомъ: „Подтвердитъ ли онъ мнЂніе всЂхъ знатоковъ, что крЂпость сія есть непобЂдимая ?“ На сіе отвЂчалъ Хмельницкій съ кротостію на томъ же Латинскомъ языкЂ: „Что онъ еще не слыхалъ и нигдЂ не читывалъ, чтобы созданное руками человЂческими, не могло быть такими же человЂческими руками разрушено, а одно твореніе Божіе есть прочно.“ Чаплинскій, сочтя изреченіе сіе за слова возмутителъныя или замыслъ какой значущія, тотчасъ арестовалъ Хмельницкаго и отослалъ подъ стражу въ Чигиринъ. Но дочь Чаплинскаго, Анна, освободя секретно Хмельницкаго изъ - подъ стражи, дала способъ уЂхать ему и возвратиться въ Варшаву, гдЂ онъ жаловался на Чаплинскаго Королю, и получилъ въ удовлетвореніе то, что Чаплинскому, въ наказаніе за своевольный и оскорбительный поступокъ его надъ гвардейскимъ офицеромъ, обрЂзанъ былъ, чрезъ стражника, Скобичевскаго,  124, одинъ усъ.

Умножившіеся отъ Поляковъ разнообразные Малоросіянамъ налоги, притЂсненія и всЂхъ родовъ насилія, подвигнули, въ 1623 году, Константина Ивановича, Князя Острожскаго, Воеводу Кіевскаго, принесть самыя убЂдительнЂйшія жалобы Королю и Сенату о горестномъ состояніи народа Рускаго, доведеннаго до крайности урядниками и войсками Польскими, управлявшими Малоросіею, и что мЂра своевольства ихъ и безчинія превосходить всякое терпЂніе. /51/ По симъ жалобамъ много ходатайствовалъ Владиславъ, Королевичь Польскій, командовавшій многократно войсками Малоросійскими и уважавшій отличныя заслуги ихъ воинскія при походахъ на Ливонцонъ и въ Померанію и Гданскъ, въ пользу союзной Швеціи, и преполезныя всему Королевству Польскому, которое такъ худо за нихъ имъ платило. Другъ Владиславовъ, Густавъ Адольфъ, Король Шведскій, также вступался за сіе дЂло, представляя Королю и Сенату чрезъ Министра своего, резидующаго въ ВаршавЂ, „что предпринятія и подвиги обоихъ союзнымъ Королевствъ, Польскаго и Шведскаго, на пользу обоюдную, всегда усовершенствованы были постоянною храбростію и мужествомъ войскъ Рускихъ, составлявшихъ центръ арміи Польской; а безпримЂрнос ихъ послушаніе къ начальству и терпЂніе нуждъ и тягостей воинскихъ всегда его удивляло и восхищало, яко самовидца и соучастника тЂхъ ихъ подвиговъ; а потому онъ, бывши ими много одолженъ, никогда спокойно смотрЂть не можетъ на чинимыя войску тому и народу, ихъ составляющему, безчеловЂчныя насилія и варварство отъ своеволія распутныхъ Поляковъ, весьма худо повинующихся своимъ правительствамъ и почти до безначалія дошедшихъ, и что правленіе Польское, допустившее войска свои и Шляхту до анархіи, а владЂлъцевъ и вельможей поставившее въ деспотизмъ, самый неограниченный, и права частныя и общенародныя всегда презирающій, сомнительно есть въ удержаніи союзовъ, съ дружескими Державами заключенныхъ и однимъ надежнымъ правленіемъ обезпеченныхъ.“

По такимъ важнымъ представленіямъ и жалобамъ, правительство Польское, обнадеживъ народъ Рускій и патріотовъ его своимъ вниманіемъ и скорымъ пособіемъ, исполнило все то обыкновенно по Польски, т. е., до перваго Сейму, состоящаго въ пиршествахъ и самохвальствахъ; и Козаки Малоросійскіе, соединенно съ Запорожскими, въ 1624 году принуждены выбрать себЂ Гетманомъ Полковника Корсунскаго, Тараса Трясила, не употреблявшаго послЂ сего названія, и съ нимъ подняли оружіе противъ Поляковъ оборонительное. И по сей системЂ, не чиня они надъ Поляками никакихъ поисковъ, собрались къ городу Переяславлю и, расположивъ станъ свой между рЂкъ Трубежа и Альты, ожидали начинаній Польскихъ. Поляки стягались со всей Малоросіи, а частію и изъ Польши, и собравшись въ великихъ силахъ подъ командою Короннаго Гетмана, Конецпольскаго, повели атаку на станъ Козацкій, укрЂпленный обозомъ и артиллеріею съ окопами. Нападеніе повторяемо и всегда отбиваемо было нЂсколько дней съ великимъ урономъ Польскимъ. Наконецъ, Козаки, дождавшись Польскаго празника, Панскимъ тЂломъ называемаго, который они отправляютъ съ пальбою и пиршествами, выслали въ ту ночь ползкомъ знатную частъ пЂхоты своей въ одну ближайшую балку, и на разсвЂтЂ ударили съ двухъ сторонъ на станъ Польскій, вломились въ него и, заставъ, многихъ /52/ Поляковъ полунагими, перекололи ихъ, всЂхъ противившихся имъ истребили, а прочихъ перетопили въ рЂкЂ и разогнали, получивъ станъ ихъ со всЂми запасами и артиллеріею въ свою добычу.

ПослЂ сего пораженія Польскаго, названнаго Тарасовою ночью, были Козаки раздЂлены на многіе корпусы и партіи, и командированы Тарасомъ для очищенія селеній Малоросійскихъ отъ Поляковъ и Жидовъ. ихъ фаворитовъ; а себЂ взялъ Тарасъ удЂлъ на работу сію, самый пространнЂйшій. Вся месть Козацкая пала тогда на тЂхъ невЂрныхъ. Они избиты цЂлыми тысячами безъ всякой пощады, а только съ приговоромъ и припЂвомъ арендъ ихъ пасочныхъ, и какъ они надъ ними ругались угольными своими мЂтами или значками. Правительство Польское, получивъ извЂстіе о пораженіи своихъ войскъ и объ изгнаніи Поляковъ изъ всей Малоросіи, и что Жиды, ихъ прожектанты и лазутчики, съ талмудами своими также не были забыты и получили за мытничество свое довольное возмездіе, не предпринимало тогда ничего противъ Малоросіи, боясь Короля Шведскаго, который, считая за обиду, что представленіе его о Козакахъ Малоросійскихъ такъ худо уважено Сеймомъ Польскимъ, привелъ войска свои въ движеніе на ихъ границахъ, показывая видъ къ нападенію на Польшу. Поляки же притомъ береглись и оть стороны Царства Московскаго, въ которомъ, во время междоусобій и замЂшательствъ тамошнихъ, произходившихъ отъ многихъ Самозванцевъ и притязателей Царства того, достали себЂ городъ Смоленскъ съ его уЂздами, и всЂми силами добычу сію охраняли. А Тарасъ, побывши Гетманомъ со славою девять лЂтъ, скончался спокойно.

По смерти Тараса, въ 1632 году избрали Козаки Гетманомъ изъ Полковыхъ Обозныхъ Семена Перевязку; но политика его, сопровождаемая коварнымъ предательствомъ отечества, скоро лишила его сего достоинства. Онъ, будучи знатно обдаренъ и обольщенъ вельможами Польскими, присвоивавшими себЂ многія имЂнія ранговыя Гетманскія и другихъ урядниковъ, преклонился на ихъ сторону и тайно помогалъ ихъ предпріятіямъ. И Поляки, мало по малу, ввели все почти то въ Малоросію, что Тарасомъ покойникомъ очищено было; а для подкрЂпленія своихъ работъ, ввели и войска Польскія въ мЂста знатнЂйшія. Козаки, замЂтивши поведеніе Гетмана Перевязки подозрительнымъ и вреднымъ, отрЂшили его отъ Гетманства и предали суду воинскому; но онъ, помощію Жидка, крамара Лейбовича, очаровавшаго, яко бы стражу, проданнымъ отъ него для караульныхъ табакомъ, бЂжалъ изъ-подъ стражи и укрылся въ ПольшЂ.

На мЂсто низверженнаго Перевязки, въ 1633 году избранъ отъ Козаковъ и чиновъ ихъ Гетманомъ Хорунжій Генеральный, Лавлюга. Но когда онъ, скоро послЂ выбора, началъ собирать и умножать войска для подкрЂпленія правъ своихъ и народныхъ, то Коронный Гетманъ, Конецпольскій, со многочисленными /53/ войсками Польскими, напавъ заблаговременно на Павлюгу и на войко его подъ селомъ Кумейками, разбилъ ихъ и выгналъ изъ стану, который достался Полякамъ въ добычу; а Козаки съ Гетманомъ шли оборонительно пЂшіе до мЂстечка Боровицы, гдЂ, укрЂпившись въ замкЂ, ожидали вспоможенія оть разсЂянныхъ войскъ своихъ. Но Гетманъ Конецпольскій предложилъ Козакамъ миръ, съ подтвежденіемъ прежнихъ правъ и привиллегій войсковыхъ и всей націи, и съ условіемъ принять въ Гетманы прежде выбраннаго Перевязку, а Павлюгу, исключивъ изъ войска, оставить спокойно въ его имЂніи. Миръ былъ подписанъ и клятвами утвержденъ; но продолжался онъ потоль, пока Козаки были въ укрЂпленіи; а какъ скоро вышли они изъ замка и, разстроившись, начали расходиться по своимъ дорогамъ, то Поляки тотчасъ явили обыкновенное свое вЂроломство и, напавъ на разстроенныхъ Козаковъ, многихъ изъ нихъ перерубили и перестрЂляли бозъ обороны, и у другихъ ограбили всю ихъ збрую и обрЂзали усы и чупрыны. Гетмана же Павлюгу, Обознаго Гремича и Есауловъ ПобЂдима  125, Летягу, Шкурая и Путыла, забрали подъ караулъ и, оковавши желЂзомъ, отослали въ Варшаву, съ донесеніемъ, что они полонены во время сраженія. Правительство Польское, безъ всякихъ о томъ изслЂдованій и справокъ, повелЂло Гетману ПавлюгЂ живому содрать съ головы кожу и набить ее гречаною половою, а Старшинамъ его отрубить цЂликомъ головы и ихъ, вмЂстЂ съ чучелою Гетманской головы, отослать на позоръ въ города Малоросійскіе. По сему велЂнію выставлены были головы оныя на сваяхъ въ НЂжинЂ, БатуринЂ, УманЂ и Черкасахъ, а чучела Гетманская въ ЧигиринЂ; а потомъ созжены всенародно подъ часъ ярмарокъ.

На мЂсто замученнаго Павлюги, выбранъ, въ 1638 году, Гетманомъ Полковникъ НЂжинскій, Стефанъ Остряница, а къ нему приданъ въ СовЂтники изъ стараго заслуженнаго товариства Леонъ Гуня, коего благоразуміе въ войскЂ отмЂнно уважаемо было. Коронный Гетманъ, Лянцкоронскій, съ войсками своими Польскими не преставалъ нападать на города и селенія Малоросійскія и на войска, ихъ защищавшія, и нападенія его сопровождаемы былм грабежемъ, контрибуціями, убійствами и всЂхъ родовъ безчинствами и насиліями. Гетману ОстряницЂ великаго искуства надобно было собрать свои войска, вездЂ разсЂянныя и всегда преслЂдуемыя Поляками и ихъ шпіонами; наконецъ, собрались они скрытыми путями и по ночамъ къ городу Переяславлю. И первое предпріятіе ихъ было очистить отъ войскъ Польскихъ ПриднЂпровскіе города, на обоихъ берегахъ сел рЂки имЂющіеся, и возстановить безопасное сообщеніе жителей и войскъ обЂихъ сторонъ. УспЂхъ соотвЂтствовалъ предпріятію весьма удачно. Войска Польскія, при городахъ и внутри ихъ бывшія, не ожидая никакъ предпріятій Козацкихъ, по причинЂ наведеныхъ имъ страховъ послЂднею зрадою и лютостію, надъ Павлюгою и другими чинами произведенною, ликовали /54/ въ совершенной безпечности, и потому они вездЂ были разбиты, а упорно защищавшіеся истреблены до послЂдняго. Аммуниція ихъ и артиллерія достались Казакамъ, и они, собравшись въ одно мЂсто, вооруженные найлучшимъ образомъ, пошли искать Гетмана Лянцкоронскаго, который, съ главнымь войскомъ Польскимъ, собрался и укрЂпился въ станЂ при рЂкЂ СтарицЂ. Гетманъ Остряница тутъ его засталъ и атаковалъ своимъ войскомъ . Нападенія и отпоръ были жестокіе и превосходящіе всякое воображеніе. Лянцкоронскій зналъ, какому онъ подверженъ мщенію отъ Козаковъ за злодЂйство, его вЂроломствомъ и зрадою произведенное надъ Гетманомъ ихъ, Павлюгою и Старшинами, и для того защищался до отчаянія; а Козаки, имЂя всегда въ памяти недавно видЂнныя ими на позорищЂ въ городахъ отрубленныя головы ихъ собратій, злобились на Лянцкоронскаго и Поляковъ до остервенЂнія, и потому вели атаку свою съ жестокостію, похожею на нЂчто чудовищное. Наконецъ, здЂлавши залпъ со всЂхъ ружей и пушекъ, и произведши дымъ, почти непроницаемый, пошли и поползли на Польскія укрЂпленія съ удивительною отвагою и опрометчивостію, а вломясь въ нихъ, ударили на копья и сабли съ слЂпымъ размахомъ. Крикъ и стонъ народный, трескъ и звукъ оружія, уподоблялись грозной тучЂ, все повергающей. Пораженіе Поляковъ было повсемЂстное и самое губительное. Они оборонялись однЂми саблями, не успЂвая заряжать ружьевъ и пистолетовъ, и шли задомъ до рЂки Старицы, а тутъ, повергаясь въ нее въ безпамятствЂ, перетопились и загрязли цЂлыми толпами. Гетманъ ихъ, Лянцкоронскій, съ лучшею, но немногою, конницею завременно бросился въ рЂку и, переправившись чрезъ нее, пустился въ бЂгъ, не осматриваясь и куда лошади несли. Станъ Польскій, наполненный мертвецами, достался Козакамъ съ превеликою добычею, состоящею въ артиллеріи и всякаго рода оружіи и запасахъ. Козаки, по сей славной побЂдЂ, воздЂвали руки къ небесамъ и благодарили за нее Бога, поборающаго за невинныхъ и неправедно гонимыхъ. Потомъ, отдавая долгъ человЂчеству, погребали тЂла убіенныхъ, и сочли Польскихъ мертвецовъ 11,317, а своихъ 4,727 человЂкъ, и въ томъ числЂ СовЂтника Гуню. Управившись съ похоронами и корыстьми, погнались за Гетманомъ Лянцкоронскимъ и, настигнувъ его въ мЂстечкЂ Полонномъ, ожидающаго помощи изъ Польши, тутъ атаковали его, запершагось въ замкЂ. Онъ, не допустивъ Козаковъ штурмовать замка, выслалъ противъ ихъ на встрЂчу церковную процессію со крестами, хоругвами и Духовенствомъ Рускимъ, кои, предлагая миръ отъ Гетмана и отъ всея Польши, молили и заклинали Богомъ Гетмана Остряницу и его войско, чтобы они преклонились на мирныя предложенія. По долгомъ совЂщанію и учененныхъ съ обЂихъ сторонъ клятвахъ, собрались въ церковь высланные отъ обЂихъ Гетмановъ чиновники и, написавши тутъ трактать вЂчнаго мира и полной амнистіи, предающей забвенію все прошедшее, подписали его съ присягою на Евангеліи о вЂчномъ храненіи написанныхъ /55/ артикуловъ и всЂхъ правъ и привиллегій Козацкихъ и общенародныхъ. За симъ разошлись войска во свояси.

Гетманъ Остряница, разославъ свои войска, иныя по городамъ въ гарнизоны, а другія въ ихъ жилища, самъ, съ Генеральною Старшиною и многими Полковниками и Сотниками, заЂхалъ въ городъ Каневъ, для принесеніа благодарственныхъ Богу моленій въ монастырЂ тамошнемъ. Поляки, отличавшіеся всегда нъ условіяхъ и клятвахъ непостоянными и вЂроломными, сдержали трактать свой, въ Полонномъ заключенный, наравнЂ со всЂми прежними условіями и трактатами, у Козаковъ съ ними бывшими, то есть, въ одномъ вЂроломст†и презорствЂ; а Духовенство ихъ, присвоивъ себЂ непонятную власть на дЂла Божія и человЂческія, опредЂляло храненіе клятвъ между одними только Католиками, а съ другими народами бывшія у нихъ клятвы и условія всегда имъ разрЂшало и отметало, яко Схизматическія и суду Божію не подлежащія. По симъ страннымъ правиламъ, подлымъ коварствомъ сопровождаемымъ, свЂдавши Поляки чрезъ шпіоновъ своихъ, Жидовъ, о поЂздЂ Гетмана Остряницы съ штатомъ своимъ, безъ нарочитой стражи, въ Каневъ, тугъ въ монастырЂ его окружили многолюдною толпою войскъ своихъ, прошедщихъ по ночамъ и байракамъ до самаго монастыря Каневскаго, который стоялъ внЂ города. Гетманъ не прежде узналъ о семъ предательствЂ, какъ уже монастырь наполненъ былъ войсками Польскими, и потому сдался имъ безъ сопротивленія. Они, перевязавъ весь штатъ Гетманскій и самаго Гетмана, всего тридцать семь человЂкъ, положили ихъ на простыя телЂги, а монастырь и церковь тамошнія, разграбивъ до послЂдка, зажгли со всЂхъ сторонъ, и сами съ узниками скоропостижно убрались и прошли въ Польшу скрытыми дорогами, боясь погони ,и нападенія отъ городовъ. Приближась къ ВаршавЂ, построили они узниковъ своихъ пЂшо, по два вмЂстЂ связанныхъ, и каждому изъ нихъ накинули на шею веревку съ петлею, за которую они ведены конницею по городу съ тріумфомъ и барабаннымъ. боемъ, проповЂдуя въ народЂ, что Схизматики сіи пойманы на сраженіи, надъ ними одержанномъ; а потомъ заперты они въ подземельныя тюрмы и въ оковы. Жены многихъ, захваченныхъ въ неволю чиновниковъ, забравши съ собою малолЂтныхъ дЂтей своихъ, отправились въ Варшаву, надЂясь умилостивить и подвигнуть на жалость знатность тамошнюю трогательнымъ предстательствомъ дЂтей за отцовъ своихъ. Но они симъ только пищу кровожаднымъ тиранамъ умножили и отнюдь ничего имъ не помогли; и чиновники сіи, по нЂсколькихъ дняхъ своего заключенія, повлечены на казнь безъ всякихъ разбирательствъ и отвЂтовъ. Казнь оная была еще первая въ мірЂ и въ своемъ родЂ, и неслыханная въ человЂчест†по лютости своей и варварству, и потомство едва ли повЂритъ сему событію, ибо никакому дикому и самому свирЂпому Японцу не придетъ въ голову ея нзобрЂтеніе; а произведеніе въ дЂйство устрашило бы самыхъ звЂрей и чудовищъ. /56/ ЗрЂлище оное открывала процессія Римская со множествомъ Ксензовъ ихъ, которые уговаривали ведомыхъ на жертву Малоросіянъ, чтобы они приняли законъ ихъ на избавленіе свое въ чистцу; но сіи, ничего имъ не отвЂчая, молились Богу по своей вЂрЂ. МЂсто казни наполнено было народомъ, войскомъ и палачами, съ ихъ орудіями. ГетманъОстряница, Обозный Генеральный Сурмило, и Полковники: Недрыгайло  126, Боюнъ  127 и Рындичь были колесованы, и имъ, переломавши поминутно руки и ноги, тянули изъ нихъ по колесу жилы, пока они скончались; Полковники: Гайдаревскій  128, Бутримъ, Запалій  129, и Обозные: Кизимъ и Сучевскій пробиты желЂзными спицами насквозь и подняты живые на сваи; Есаулы полковые: Постыличь, Гарунъ, Сутига  130, Подобай, Харкевичь, Чудакъ и Чурай, и Сотники: Чупрына, Околовичь  131, Сокальскій, Мировичь и Ворожбитъ, прибиты гвоздями къ доскамъ, облитымъ смолою, и сожжены медленнымъ огнемъ. Хорунжіе: Могилянскій, Загреба, Скребыло, Ахтырка, Потурай, Бурлій и ЗагныбЂда, растерзаны желЂзными когтями, похожими на медвЂжью лапу. Старшины : Ментяй  132, Дунаевскій, Скубрій, Глянскій, Завезунъ, Косырь, Гуртовый, Тумаръ и Тугай, четвертованы по частямъ. Жены и дЂти страдальцевъ оныхъ, увидя первоначальную казнь, наполняли воздухъ воплями своими и рыданіемъ; но скоро замолкли. Женамъ симъ, по невЂроятному тогдашнему звЂрству, обрЂзавши груди, перерубили ихъ до одной, а сосцами ихъ били мужей, въ живыхъ еще бывшихъ, по лицамъ ихъ; оставшихся же по матерямъ дЂтей, бродившихъ и ползавшихъ около ихъ труповъ, пережгли всЂхъ въ виду ихъ отцовъ на желЂзныхъ рЂшеткахъ, подъ кои подкидывали уголья и раздували шапками и метелками.

Главные члены человЂческіе, отрубленные у замученныхъ чиновниковъ Малоросійскихъ, какъ-то: головы, руки и ноги, развезены по всей Малоросіи и развЂшаны на сваяхъ по городамъ. Разъъзжавшія притомъ войска Польскія, наполнившіл всю Малоросію, дЂлали все то надъ Малоросіянами, что только хотЂли и придумать могли : всЂхъ родовъ безчинства, насилія, грабежи и тиранства, превосходящія всякое понятіе и описаніе. Они, между прочимъ, нЂсколько разъ повторяли произведенныя въ Варша†лютости надъ несчастными Малоросіянами, нЂсколько разъ варили въ котлахъ и сожигали на угольяхъ дЂтей ихъ въ виду родителей, предавая самыхъ отцовъ лютЂйшимъ казнямъ. Наконецъ, ограбивъ всЂ церкви благочестивыя Рускія, отдали ихъ въ аренду Жидамъ, а утварь церковную, какъ-то: потиры, дискосы, ризы, стихари и всЂ другія вещи, распродали и пропили тЂмъ же Жидамъ, кои изъ серебра церковнаго подЂлали себЂ посуду и убранство, а ризы и стихари перешили на исподницы Жидовкамъ; а сіи тЂмъ передъ Христіанами хвастались, показывая нагрудники и исподницы, на коихъ видны знаки нашитыхъ крестовъ, ими сорванныхъ. Такимъ образомъ Малоросія доведена была Поляками до послЂдняго разоренія и изнеможенія, и все въ /57/ ней подобилось тогда нЂкоему хаосу или смЂшенію, грозящему послЂднимъ разрушеніемъ. Никто изъ жителей не зналъ и не былъ обнадеженъ, кому принадлежить имЂніе его, семейство и самое бытіе ихъ, и долго ли оно продлится ? Всякой съ потеряніемъ имущества своего искалъ покровительства то у поповъ Римскихъ Уніятскихъ, то у Жидовъ, ихъ единомышленниковъ, а своихъ присяжныхъ враговъ, и не могъ придумать, за что схватиться.

Войска Малоросійскія, разогнанныя изъ ихъ жилищъ и квартиръ, были въ послЂднемъ разстройст†и изнеможеніи. Однако жь еще разъ собрались они порозницею при рЂкЂ МерлЂ, и тамъ, вмЂстЂ съ Запорожцами, въ 1639 году, выбрали Гетмана изъ Есауловъ Полковыхъ, Карпа Полтора-Кожуха, который всемЂрно старался умножить свои войска и возстановить съ ними свободу Малоросійскую, но ни какъ не успЂлъ. Ибо Поляки всЂ пути пресЂкли къ сообщенію съ ними войскъ ЗаднЂпровскнхъ и Задесенскихъ, кои подчинили Гетманамъ Коронному и Литовскому, а въ Малоросію наслали для управленія жителями своихъ Воеводъ, Кастеляновъ, Коммиссаровъ и Старостъ, изъ природныхъ Польскихъ фамилій, которые для народа были совершенно волки хищные, а не пастыри, и народъ испилъ отъ нихъ прегорькую чашу лютости и мщенія. Покушались Поляки и на Полтора - Кожуха, чтобы его съ войскомъ, при немъ бывшимъ, истребить; но онъ, держась пограничнаго края близъ степовъ Крымскихъ и Запорожскихъ, всегда наЂзды ихъ отражалъ удачно, и многихъ чиновниковъ ихъ воинскихъ, переловивъ въ наЂздахъ, даровалъ Татарамъ въ Крымъ, а въ замЂну оть нихъ получалъ барановъ и рогатый скотъ для прокормленія своего войска. А между тЂмъ, по приглашенію Крымскаго Хана, ходилъ Полтора-Кожуха съ войсками своими и Татарскими на отраженіе многочисленныхъ Калмыцкихъ ордъ, вышедшихъ отъ границъ Китайскихъ и нападавшихъ на предЂлы Татарскіе, и, побЂдивъ на многихъ схваткахъ Калмыковъ, прогналъ ихъ за Волгу и оказалъ тЂмъ знатную услугу Хану и его Татарамъ. Поживъ Полтора - Кожуха въ семъ промыслЂ три года, померъ въ табурЂ войсковомъ на степяхъ, а погребенъ въ пустомъ Славянскомъ городЂ, Каменномъ ЗатонЂ, и гробомъ ему служила порожняя горЂлочная бочка.

На мЂсто Гетмана Полтора-Кожуха, въ 1642 году выбранъ Козаками въ Гетманы Обозный Полковой Максимъ Гулакъ; но и сей одинакую съ Полтора-Кожухомъ имЂлъ участь, и покушенія его на умноженіе войскъ и освобожденіе Малоросіи отъ ига Польскаго были тщетны. Когда онъ вышелъ было съ войсками къ рЂкЂ Тясмину для поиску надъ Поляками, то множествомъ ихъ, подъ командою Чернецкаго, Старосты Чигиринскаго, былъ разбитъ и разсЂянъ, и обозъ съ запасами и артиллеріею потерянъ. Итакъ пребывалъ онъ въ тЂхъ же пограничныхъ мЂстахъ, гдЂ и Полтора-Кожуха, держался и мЂлъ при себЂ реестроваго войска только 7-мь тысячь человЂкъ, и съ тЂми ходилъ къ сосЂднимъ народамъ на толоку, то есть, помогалъ между /58/ ними слабЂйшимъ. И когда Крымцы его зазывали, то воевалъ онъ на ихъ коштЂ, на Черкесовъ, на Волжинскихъ Хановъ и на Калмыковъ, и много тЂмъ одолжилъ Крымцовъ ко взаимности. А когда званъ отъ Царей Московскихъ, то воевадъ онъ съ ними на Заволжинцовъ и Донцовъ; и наконецъ запрошенъ былъ онъ Султаномъ Турецкимъ противу Персовъ, имЂвшихъ тогда сь Турецкимъ Султаномъ войну, и ходилъ на коштЂ Турецкомъ съ войскомъ своимъ за Кубань въ Анадолію, гдЂ, соединясь съ Пашою Турецкимъ, Джезаромъ, проходилъ съ нимъ и войсками Турецкими до Персидскаго города, Эривана, побЂждая Персидскіе корпусы, съ ними встрЂчавшіеся, и на нихъ нападая всегда удачно. А при ЭриванЂ полученъ Султанскій Фирманъ съ объявленіемъ мира, и Гетманъ Гулакъ возвратился съ сего похода счастливо и обдарвнъ Султаномъ весьма знатно; между прочимъ жаловалъ Султанъ Гетману и войску свои Императорскіе клейноды, бунчукъ и перначь, осыпанные каменьями и жемчугами. Гетманъ, поживъ въ семъ достоинст†пять лЂтъ, скончался; а по его кончинЂ войска, при немъ бывшія и умалившіяся нарочито отъ походовъ и долгаго некомплектованія новыми, соединилисъ съ Запорожскими Козаками и разошлись по ихъ зимовникамъ, имЂвъ, однако, своихъ начальниковъ и курени.

Допомога проекту

На сайті 69 гостей та користувачі відсутні

Created with YOOtheme Pro

Оформлення: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

При повному або частковому використанні матеріалів посилання на http://prosvit.in.ua/ обов'язкове
Copyright © 2018 ПроСвіт 
Всі права застережені