Минуле

«Перемоги не вершать історію, а лише переписують її по-своєму.
Це заважає переможеним врахувати помилки і зробити правильні висновки з власного горя».

- Вільгельм Швебель

ЧАСТЬ І-я. ГЛАВА V

Гетманъ Хмельницкій тутъ же около Полоннаго получилъ чрезъ Боярина Молдавскаго, Костати, письмо Паши Силистрійскаго, Узукъ- 150 Алія, въ которомъ онъ, изъясняя волю Султанскую, въ фирманЂ его къ нему, ПашЂ, описанную, просилъ Гетмана о вспоможеніи Господарю Молдавскому, ЛипулЂ, на его непріятелей, противъ которыхъ употреблять Турецкія войска не позволяють теперь важныя политическія обстоятельства, и что Султанъ, его Господарь, много одолженъ будетъ Гетманомъ ко взаимной услугЂ. Гетманъ крайне доволенъ былъ такимъ случаемъ, который показалъ ему способъ отдЂлаться искусно отъ Тугай Бея и его Татаръ, ищущихъ всегда, что называется, ловить рыбу въ мутной водЂ, то есть, имЂющихъ врожденную склонность къ одному хищничеству и всЂхъ родовъ коварствамъ, занесеннымъ, видно, изъ прежняго отечества ихъ, Великой Татаріи, извЂстной всегдашними своими хищничествами и набЂгами, откуда ожидають богословы новаго нашествія порываемыхъ корыстьми и грубою языческою сисмемою, Гога и Магога, на всемірную брань. И такъ, обольстивъ Хмельницкій Тугай Бея отличными пріемами и подарками, согласилъ его отправиться съ сыномъ своимъ, Тимоθемъ, и соединеными войсками въ Молдавію на помощь Господарю тамошнему. Корпусъ туда отряженъ изъ восьми тысячь реестровыхъ и охочекомонныхъ Козаковъ и всЂми Тугай Беевыми Татарами, а. командующимъ объявленъ Тимоθей Хмельницкій, подъ руководствомъ обознаго Генеральнаго, Носача, при которомъ были отличные Полковники: Дорошенко, Станай и Артазій, и корпусъ сей выправленъ въ Молдавію 17-го Сентября, 1648-го года.

Оть Полоннаго, распустя Хмельницкій войска свои на кантониръ-квартиры въ пограничные города и селенія, самъ, съ Гвардіею своею, состоящею изъ Чигиринскаго полка и трехъ сотъ волонтеровъ и со всЂмъ Гетманскимъ штатомъ отправился въ городъ Кіевъ, для принесенія благодарственныхъ Богу моленій за освобожденіе Малоросіи отъ ига Польскаго, и прибылъ туда 1-го Октября, въ день воскресный. Чины Малоросійскіе, товариство Козацкое и знатнЂйшее гражданство, собравшись въ Кіевъ завременно, встрЂтили Гетмана за городомъ съ подобающею честію и воздали ему живЂйшими чувствами всю свою благодарность за безпримЂрные подвиги его и труды, оказанные отечеству, и тогдаже признали и провозгласили его отцемъ и избавителемъ отечества и народа. Гетманъ, поблагодаря краткою рЂчью за ихъ признательность и особливо за воинство, оть ихъ семействъ къ нему собравшеесь и съ толикимъ мужествомъ во бранЂхъ подвизавшеесь, вступилъ въ городъ и прибылъ прямо въ соборную Софійскую церковь, гдЂ, выслушавши Божественную литургію, молебствовали и благодарили Бога прямо по Христіянски, съ сокрушеннымъ сердцемъ, /85/ и въ слезахъ и рыданіяхъ, самыхъ трогательныхъ, еже есть по псалмопЂвцу: рыдахъ отъ воздыханія моего сердца.“ Потомъ оборотясь Гетманъ къ чинамъ и народу, увЂщевалъ ихъ пребывать всегда Богу благодарными, а къ отечеству усердными, ревностными и межъ себя дружелюбными, не выпуская изъ мыслей обязанностей своихъ въ оборонЂ отечества й своей свободы; безъ чего, говоритъ, можемъ низринуться въ прежнее неключимое рабство и невольничество, и что непримиримые враги наши, Поляки, избиты только и изнеможены, а не совсЂмъ уничтожены, и могуть вновь собраться и ратоборствовать съ нами, примЂтивъ найпаче слабость нашу и несогласіе, о которомъ самъ Спаситель вашъ и Богъ провЂщалъ въ мірЂ; и мы видимъ всегдашнее того событіе, что всякой народъ и Царство, на ся раздЂлившееся, неустоить, и всякъ домъ, на ся раздЂлившійся, запустЂетъ.“

Пребывая Гетманъ въ КіевЂ, 9-го Октября послалъ въ первый разъ секретно въ Москву Судію Генеральнаго, Григорія Гуляницкаго съ представленіемъ къ Царю, АлексЂю Михайловичу, что теперь самое удобное есть время отобрать Царю оть Поляковъ городъ Смоленскъ съ его уЂздами и всю БЂлорусію, захваченные Поляками въ смутныя времена прежде бывшихъ Рускихъ браней съ Татарами, Поляками, а паче съ подставленными оть нихъ самозванцами, и что онъ, Хмельницкій, весьма желателенъ и готовъ помочь Его Величеству въ такомъ справедливомъ дЂлЂ и въ таковое время, когда Польскія силы вездЂ имъ разбиты и разсЂяны, и сама Польша находится въ крайнемъ изнеможеніи, а напротивъ того войска его, Козацкія, бывъ въ цвЂтущемъ соотояніи и разогнавъ вездЂ Поляковъ, остаются почти безъ дЂла. Царь АлексЂй Михайловичь, по осторожности своей, не отписавъ ничего къ Хмельницкому, присылалъ къ нему Князя Василія Васильевича Бутурлина, вмЂстЂ съ Гуляницкимъ, и чрезъ михъ поблагодарилъ Хмельницкаго весьма признательно за его такъ великое усердіе къ нему, Царю, и Его державЂ, единовЂрной и единоплеменной съ народомъ Малоросійскимъ, пересказалъ при томъ на словахъ, что его народъ, претерпЂвъ страшныя руины и убыли во время междуцарствія и необычайныхъ браней, а самая Держава, бывши не разъ потрясена съ самаго ея основанія и установившись нЂсколько, съ великими уступками завистливымъ и вЂроломнымъ сосЂдямъ, не можетъ еще пуститься на новыя неизвЂстныя войны безъ надежныхъ союзниковъ и друзей. Но ежели бы онъ, Хмельницкій, съ народомъ Малоросійскимъ, соединился навсегда съ Царствомъ его, Московскимъ, то тогда имЂли бъ съ нимъ предпріятія надежныя для общей пользы. О чемъ совЂтуетъ ему помыслить и Царю чистосердечно открыться; онъ же, съ своей стороны, обЂщеваетъ и обнадеживаетъ честію и совЂстію Христіанскою и Царскою принять ихъ, яко своихъ кровныхъ, и установить все по договору и обычаю народа и думныхъ людей. Гетманъ Хмельницкій какъ ни секретно производилъ съ Царемъ свои сношенія, однако они были ему, въ послЂдствіи, самою горчайшею пилюлею, /86/ приправившею его даже къ смерти.

Король Польскій, Владиславъ Четвертый, имЂвшій всегда справедливыя и патріотическія мысли о народЂ Рускомъ, получа чрезъ плЂнныхъ офицеровъ Польскихъ послЂдній отъ Хмельницкаго отзывъ, самый убЂдительнЂйшій къ мирнымъ положеніямъ, сберегающимъ общее отечество отъ конечнаго раззоренія продолжающимся жестокимъ междоусобіемъ, прислалъ къ Хмельницкому въ Кіевъ Воеводу Кіевскаго, Кисиля, и Князя Четвертинскаго, съ своимъ къ нему рескриптомъ, утверждающимъ его въ Гетманскомъ достоинст†и съ знаками, достоинство сіе означающими, кои оть посланниковъ оныхъ Хмельницкому торжественно и поднесены были, а именно: Гетманская булава, осыпанная алмазами, бунчукъ въ жемчугахъ и горностайная мантія. Гетманъ, поблагодаря Короля и пословъ его за сію важную присылку, а паче за преклонность къ миру, отдарилъ знатно пословъ Королевскихъ и отправилъ ихъ къ Королю съ мирными совЂщаніями и своимъ благодарственнымъ адресомъ. Но какъ только воротились они въ Варшаву, то противная Королю партія изъ чиновниковъ Польскихъ, подстрекаемая Примасомъ и Княземъ Іереміемъ Вишневецкимъ, отринули съ негодованіемъ мирныя намЂренія Короля, а посланниковъ его изгнали и выключили изъ должностей ихъ и достоинствъ, предвидя въ мирныхъ планахъ потерю свою невозвратную въ Рускихъ имЂніяхъ, ими силой захваченныхъ, и въ должностяхъ тамошнихъ, приносящихъ имъ великіе дрходы. Король, бывши вновь поступкомъ симъ отъ чиновъ и подданныхъ своихъ крайне огорченъ и оконфуженъ и ме имЂвши силъ и способовъ реванжовать противникамъ и озлобителямъ своимъ, впалъ въ безмЂрную печаль и задумчивость, и отъ того, въ 31-й день Октября, 1648 года, скончался. НЂкоторыя не безъ основанія подозрЂваютъ причиною смерти Королевской злодЂйскій промыслъ Примаса, учиненный чрезъ Духовника Королевскаго, Урбина. Хмельницкій, получа о томъ печальное извЂстіе, возрыдалъ горько и велЂлъ по всЂмъ церквамъ и во всей Малоросіи править о душЂ Королевской панихиды и сорокоусты и вписать его въ церковные поминальные субботники, съ прилогомъ къ имени Владислава: „Пострадавшаго правды ради и за народъ благочестивый.“

По кончинЂ Владислава вступилъ въ достоинство Королевское братъ его, Янъ Казимиръ. Онъ въ ДекабрЂ мЂсяцЂ того же года прислалъ къ Гетману Хмелъницкому прежде посыланнаго къ нему воеводу Кисиля, съ предложеніемъ, что начатыя братомъ его мирныя сношенія будутъ имъ докончаны, если Хмельницкій согласится и обяжется воевать съ Ханомъ Крымскимъ и Польскими войскими на Царство Московское, которому объявлена будетъ война съ требованіемъ пополненія давнихъ претензій Польскихъ на Московію и возвращенія Султану Турецкому и Хану Крымскому царства Астраханскаго съ городомъ того имени, въ которыхъ и онъ, Хмельницкій, получитъ, прибыточный участокъ. Хмельницкій на /87/ сіе предльженіе объявилъ ВоеводЂ мнЂніе свое, на самой честности и справедливости основанное, что воевать съ Христіанскою державою, народу его и ему самому единовЂрною и единоплеменною, и воевать еще за чужія претензіи, почитаеть онъ за тягчайшій грЂхъ предъ Богомъ и за великое предосужденіе предъ цЂлымъ свЂтомъ; ибо онъ вЂритъ несомнЂнно, и того оспорить никто не можетъ, что одна оборона естественнымъ образомъ человЂчеству позволяется противъ кого бы то ни было изъ своихъ враговъ, а нападать на человЂчество и терзать его самовольно и по однимъ прихотямъ есть разбойничество, варварство и самое звЂрство, ничЂмъ неизвинительное, и онъ лучше всего въ свЂтЂ лишится, чЂмъ преступитъ сіи правила Христіанскія и общія человЂческія. Воевода сколько ни обольщалъ Хмельницкаго разными посулами и обнадеживаніями со стороны Короля и РЂчи Посполитой, ничЂмъ, однако, поколебать его не могъ и возвратился тщетно. А Хмельницкій, по отлучкЂ его, послалъ заразъ секретно Судью Гуляницкаго въ Москву съ объявленіемъ Царю всего, происходившаго съ посланникомъ Польскимъ о намЂреніяхъ Королевскихъ, и что онъ, Хмельницкій, по усердію его къ Царю и его народу, совЂтуетъ предупредить зло оное посылкою на Смоленщину войскъ Царскихъ, а отъ Крыма и нашествія Татарскаго взбрать оборонительныя мЂры; а онъ всегда Царю и народу его вЂрный помощникъ и готовъ къ тому со всЂми войсками своими Козацкими . Царь благодарилъ Хмельницкаго чрезъ посланца его весьма признательно и снявши съ себя крестъ дорогой цЂны, послалъ его въ даръ Хмельницкому, съ увЂреніемъ, что за таковое искреннее усердіе пребудетъ онъ къ нему всегдашнимъ благодарникомъ и самымъ надежнымъ пріятелемъ; а о совЂтахъ его поразмыслитъ съ своими думными людьми и ему о томъ извЂститъ.

Царь АлексЂй Михайловичь въ февралЂ мЂсяцЂ 1649-го года посылалъ отъ себя къ Королю Польскому Князя АлексЂя Трубецкаго и Боярина Пушкина съ требованіемъ возвращенія Смоленска или заплаты за него ста тысячь рублей денегъ. Посланники сіи возвращаясь изъ Варшавы отъ Короля, заЂзжали, по повелЂнію Царскому, къ Гетману Хмельницкому и пересказали ему, что Король, выслушавъ требованіе ихъ и взявшись рукою за свою саблю, сказалъ, что сею отвЂчать онъ будеть за Смоленскъ и на всЂ за него претензіи Московскія. Между тЂмъ, по наказу Царскому, соглашали послы оные Хмельницкаго, чтобы съ народомъ Рускимъ и войскомъ соединился онъ въ Царство Московское на такихъ условіяхъ, какія имъ заблагоразсудятся; а Царь готовъ, между прочимъ, признать его, Хмельницкаго, съ потомствомъ владЂтельнымъ земли тоя Княземъ и объявить тогда войну ПольшЂ за Смоленскъ и БЂлорусію. Гетманъ въ сильныхъ выраженіяхъ доказывалъ посламъ Царскимъ, что народъ, имъ предводимый, есть народъ вольный и готовый всегда умереть за свою вольность до послЂдняго человЂка и характеръ сей въ немъ врожденный и неудобенъ къ насилованію; а при томъ, не смотря на его наружную /88/ простоту, есть онъ разборчивъ и проницатеденъ, то естъ, знаетъ цЂнить важность 151 державъ и народовъ. И потому надобно Царю заразъ объявить войну ПольшЂ, для двухъ, весьма важныхъ причинъ, самыхъ политическихъ: первое, чтобы народъ Малоросійскій узналъ прямо и увЂрился объ усердіи къ нему народа Московскаго, воюющаго въ помощь его на Поляковъ; а второе, чтобы Малоросіяне, увидЂвъ мужество народа Московскаго, перемЂнили о немъ тЂ мысли, кои имЂли о слабости его во время владЂнія Поляками городомъ Москвою и почти всЂмъ Царствомъ симъ; а безъ того, хотя бы я и согласился на мысли Царскія, но со стороны народа надежда будетъ тщетная.

Новый Король, Янъ Казимиръ, въ началЂ 1649-го года объявилъ во всемъ Королевст†своемъ посполитое рушенье на Казаковъ и на ихъ Гетмана, Хмельницкаго, т. е. повелЂлъ вооружиться всему народу своему, способному владЂть оружіемъ, коего и считали вооруженнымъ болЂе трехъ сотъ тысячь; а сборными мЂстами назначилъ имъ города: Лоевъ, Слуцкъ и Збаражъ. Хмелъницкій, собираясь противъ такого отчаяннаго Польскаго вооруженія, умножилъ свои войска до семидесяти тысячь, а въ городахъ учредилъ и оставилъ милицію изъ старыхъ Козаковъ и выслуженнаго товариства и изъ молодыхъ, долженствующихъ поступить на укомплектованіе въ полкахъ реестровыхъ Козаковъ. Войска Козацкія воспріяли свое движеніе съ 1-го Марта, и одинъ ихъ корпусъ, подъ командою Полковниковъ : Мартына Небабы и Антона Горкуши, отправленъ къ городу Лоеву и рЂкЂ Припети для удержанія или затрудненія похода войскъ Литовскихъ, а другой, подъ командою Есаула Генеральнаго, Богуна, и Полковниковъ: Осипа Глуха и Данила Нечая, командированъ къ городу Слуцку. Имъ одинакое дано отъ Гетмана наставленіе : удерживать непріятеля въ его позиціяхъ, пока возможно; а дальше затруднять его походы на переправахъ чрезъ рЂки и во всЂхъ дефилеяхъ, отступая всегда къ главной своей арміи, которая направила походъ къ городу Збаражу, куда положено придти самому Королю съ главнымъ Польскимъ войскомъ.

Гетманъ Хмельницкій поспЂшилъ съ арміею Козацкою подъ Збаражъ Марта 25-го на разсвЂтЂ, и засталъ при немъ войскъ Польскихъ до 100 тыс., предводительствуемыхъ старымъ Гетманомъ Короннымъ, Іереміемъ Вишневецкимъ, самымъ злЂйшимъ врагомъ и гонителемъ Козацкимъ, со многими молодыми Генералами и другими чиновниками, вытянутыми почти со всего Королевства. Войска сіи стояли уже въ боевомъ порядкЂ, какъ Хмельницкій къ нимъ приблизился. По счастію Хмельницкаго, а по ошибкЂ военачальниковъ Польскихъ, выставлены были въ передовыя линіи самые новые люди, набранные въ нынЂшнее посполитое рушенье и только умЂвшіе стоять и держать ружья; а старые и обученные воины выстроены въ другую линію, позади новыхъ, съ тЂмъ, видно, умысломъ, чтобы первыхъ удержать на ихъ мЂстЂ; но сіе /89/ послужило къ самой гибельной непріятельской разстройкЂ. Козацкая армія построена была на три фаланги  152, составленныя изъ пЂхоты и конницы спЂшившейся; два конные отряда шли по флангамъ, а корпусъ пЂхоты и конницы слЂдовалъ позади резервомъ. Одинъ фланговой отрядъ занялъ заразъ высоты, опущенныя Поляками противъ ихъ флангу. Фаланги, имЂвши достаточную у себя артиллерію, шли тихо, не смотря на пушечную пальбу непріятельскую, а потомъ на первые ружейные ихъ выстрЂлы, приближились къ передовымъ непріятельскимъ линіямъ на пистолетный выстрЂлъ, и тогда открыли на нихъ ружейную и пушечную пальбу съ великимъ успЂхомъ и пораженіемъ передовыхъ линій, которыя вдругъ замЂшались и подались назадъ; а поднятой при томъ крикъ отъ войска усугубилъ ихъ страхъ, и они, отступая первЂе спиною, а потомъ совсЂмъ оборотясь въ бЂгъ, смЂшали вторую линію и ее почти собою завалили. Казацкая пЂхота, удвоивъ свои шаги, напала тотчасъ на вторую линію и, не давъ ей выстроиться и выкарабкаться изъ толпы бЂгущихъ, ударила на нее копьями; убійство продолжалось нЂсколько часовъ съ невЂроятною гибелью для войскъ Польскихъ. Они, не имЂвши времени заряжать ружьевъ, а и того меньше выстроитьса, спасались однимъ бЂгствомъ и одинъ другаго тЂснили и опрокидывали. Конница Козацкая, пользуясь тЂмъ же замЂшательствомъ, ударила на бЂгущаго непріятеля во фланги, и только ей и было труда, что рубить и колоть бЂгущихъ въ безпамятст†Поляковъ. Наконецъ, убрались они въ городъ, остави†на мЂстЂ весь обозъ и багажъ свой съ превеликими кучами мертвецовъ и всею артиллеріею, коей собрано на мЂстЂ 57 орудій со всею ихъ принадлежностію. ТЂла убитыхъ нЂсколько дней свозили великими обозами въ отдаленность отъ города и тамъ ихъ хоронили, чтобы избЂжать города, а осаждающимъ его зловонія и вредныхъ испареній, а погребено ихъ, по перечоту, 19,373, съ убыткомъ Козацкимъ самымъ ничтожнымъ. Между убитыми Поляками много было ихъ чиновниковъ и знатной Шляхты, кои погребены отлично; да и самъ Вишневецкій тяжело раненъ въ лядвію и отнесенъ въ городъ на плащЂ жолнерскомъ.

Хмельницкій, хотя и зналъ, что въ городЂ артиллеріи и запасовъ почти не было, и потому штурмовать городъ весьма удобно, но зналъ при томъ и сіе, что провіантскихъ запасовъ на такое многолюдство, каково убралось въ городъ, не на долго станетъ. Посему рЂшился держать городъ въ тЂсной осадЂ и выморить Поляковъ голодомъ, а воиновъ своихъ сберегать для полевыхъ сраженій. И такъ, выжегши форштатъ вокругъ города, заперъ его со всЂхъ сторонъ, а противъ воротъ и всЂхъ проходовъ устроилъ редуты, укрЂпленные полисадами и артиллеріею съ сильными стражами. Между тЂмъ, съ перваго числа Іюня, начали возвращаться къ арміи отдЂльные корпусы Козацкіе, и перваго изъ нихъ командиръ, Полковникъ Небаба, доносилъ Гетману, что Князь Радзивилъ съ войсками Литовскими, въ числЂ 80 тысячь, переправясь чрезъ /90/ рЂку Припеть около города Лоева, имъ, Небабою, завременно раззореннаго и сожженаго, нападалъ на корпусъ его своими авангардами четыре раза; но онъ, Небаба, всегда ихъ отражалъ и причинялъ арміи Радзивиловой при перепра†рЂки и въ другихъ дефилеяхъ знатный убытокъ, а паче перетопилъ великое множество обозовъ съ запасами въ Припети; но, наконецъ, не могши пересилить такого многолюдства, уклонился отъ него около города Кіева; а Радзивилъ началъ Кіевъ осаждать и выжегъ нижній его форштатъ, Подоломъ называемый. Есаулъ Генеральный, Богунъ, прибывъ съ корпусомъ отъ Слуцка, рапортовалъ Гетману, что онъ, прошедъ съ корпусомъ до Бреста и раззоривъ сей городъ и мЂстечки Вишницу, Бобръ и другія, при многихъ битвахъ съ Поляками, возвратился къ  153 городу Слуцку и засталъ около его въ лагерахъ и по деревнямъ великія толпы Польскихъ войскъ, посполитымъ ихъ рушенъемъ собранныя, перебилъ ихъ нЂсколько тысячь, а послЂднихъ загналъ въ городъ, забравъ въ добычу всЂ ихъ обозы, запасы и множество верховыхъ и подъемныхъ лошадей; осаждать же города не посмЂлъ, за многолюдствомъ въ немъ войскъ, считающихся до 100 тысячь и за сближеніемъ Короля, поспЂшающаго къ Збаражу съ регулярными его войсками и гвардіею.

Гетманъ Хмельницкій по донесенію Богуна выступилъ заразъ съ главнымъ войскомъ на встрЂчу Короля и его арміи, а при ЗбаражЂ оставилъ писаря, Кривоноса, съ достаточнымъ корпусомъ. Въ два дни пути отъ Збаража освЂдомился Хмельницкій, что армія королевская при самомъ КоролЂ весьма къ нему близка. Онъ, избравъ заразъ мЂсто удобное при мЂстечкЂ ЗборовЂ, построилъ войска свои въ ордеръ баталіи: умноживъ пЂхоту свою спЂшенными Козаками, поставилъ ее тремя фалангами въ обширную линію, а на интервалахъ иди промежуткахъ между фалангами и на ихъ флангахъ построилъ крЂпкія батареи, обведенныя глубокими и широкими рвами. Фланги линій примкнуты, были: одинъ къ болоту и проведенному въ него рву, а другой къ лЂсу, такъ же окопанному въ довольное разстояніе. Линія пЂхотаая для того растянута и укрЂплена была, чтобы непріатель многолюдствомъ своимъ не могъ ее окружить. Позади линій на самой срединЂ оставленъ резервъ изъ пЂхоты и конницы, который могъ всЂ слабыя мЂста сикурствовать. Знатная часть лучшей конницы поставлена была впереди линіи, на ея лЂвой сторонЂ, за лЂсомъ, и начальникамъ ея отданъ приказъ, коль скоро армія непріятельская минуеть ихъ дистанціи и сблизится съ пЂхотной Козацкой линіей, то тотчасъ сдЂлать разсыпную атаку конницею во фланги и въ тылъ непріятельской арміи и развлечь тЂмъ вниманіе ея и осторожность во всЂ стороны, и чтобы она, сочтя себя атакованною со всЂхъ сторонъ, не смЂла прорываться за линію. Между тЂмъ всЂмъ воинамъ сдЂлалъ Хмельницкій краткое, но важное увЂщаніе, доказывая, „что отъ нынЂшняго сраженія зависитъ все счастье и несчастье наше и всего отечества нашего, въ которомъ отцы, братія и дЂти наши простираютъ /91/ къ намъ руки, прося освобожденія своего изъ постыднаго и тиранскаго невольничества Польскаго, а мертвецы наши, избитые и измученные Поляками, заклиная насъ Самимъ Богомъ и вЂрою въ Него, отъ Поляковъ поруганною, требуютъ праведнаго мщенія за кровь ихъ, неповинно Поляками пролитую и всегда попираемую.“ Но при томъ крЂпко Гетманъ приказывалъ всему воинству своему, чтобы никто, во время сраженія, не дерзалъ поднять убійственной руки на Короля и прикасаться къ нему, яко къ особЂ освященной, сирЂчь, помазаннику Божію, но при всякомъ случаЂ чтилъ бы его съ благоговЂніемъ.

Іюня 17-го, въ середу, 1649 года, есть тотъ пресловутый день, который долженъ быть всегда достопамятнымъ въ Исторіи Малоросійской. Онъ есть рЂшитель освобожденія народа Рускаго отъ ига Польскаго, и въ немъ положенъ камень основанію новой эпохи того народа. Предъ восходомъ солнца стала многочисленная армія Польская въ виду арміи Козацкой; она много людствомъ своимъ подобилась грозной тучЂ, закрывающей горизонтъ и помрачающей солнце. Всадники ея, блсетящіе збруею и богатымъ убранствомъ, представляли страшную молнію, сверкающую въ темнотЂ ночной; а отъ множественной конницы подымающяяся пыль возносилась вихрями своими до облаковъ и помрачала зрЂніе человЂческое, опускаясь на землю. Гетманъ, разъЂзжая безпрерывно по своимъ фалангамъ, приказывалъ не спЂшить выстрЂлами, а допускать непріятеля въ самую ближайшую дистанцію, не смотря на его пальбу и порывчивость. Но какъ толъко онъ сблизился довольно къ линіямъ, то открыта вдругъ пальба изъ пушекъ и ружьевъ Козацкихъ, а отъ скрытой конницы произведена разсыпная атака во флангъ и тылъ непріятельскій. Громъ пальбы, съ обЂихъ сторонъ производимой, и круженіе дыма, сдЂлавшееся отъ безпрерывныхъ выстрЂловъ, закрывали на долгое время рЂшимость сраженія; наконецъ, поднявшійся крикъ въ срединЂ арміи Польской, далъ знать, что дЂлается для воспрещенія ухода новыхъ войскъ изъ линій, которыя во многихъ мЂстахъ разорвали свой фронтъ и подЂлали въ немъ пространные интервалы, перемЂшавъ и разстроивъ старыхъ своихъ воиновъ. Гетманъ тое примЂтивши, выслалъ на слабыя мЂста непріятельскія одну фалангу своей пЂхоты, съ частію конницы, взятой изъ резерва; и пЂхота сія, ударивъ на разстроеннаго непріятеля копьями, тотчасъ обратила его въ бЂгъ. Покушавшійся непріятель окружить высланную пЂхоту, былъ встрЂченъ резервомъ Козацкимъ и обращенъ также въ бЂгство; а за тЂмъ и вся армія Польская, первЂе подаваясь по немногу назадъ, наконецъ совсЂмъ побЂжала въ разстройствЂ, и Гетманъ, оставивъ на мЂстЂ сраженія для осторожности одну только фалангу, велЂлъ всЂмъ прочимъ войскамъ гнать и поражать непріятеля. Убійство при семъ надъ Поляками было страшное и повсемЂстное. Вся конница, дЂлавшая прежде разсыпную атаку, нападала на бЂгущаго непріятеля цЂлою лавою или фронтомъ, и онъ, бывши въ разстройкЂ, не могъ стоять и обороняться /92/ противъ копьевъ, а спасался однимъ бЂгствомъ. Самъ Король нЂсколько разъ былъ окруженъ Козаками; но къ нему никто не прикасался и даже ничЂмъ на него не металъ, а пропускали его съ почтеніемъ, и онъ бросилъ отъ себя въ одну партію кошелекъ съ деньгами, а въ другую партію далъ часы золотые ея командиру, который принялъ ихъ, снявши съ себя шляпу и съ великимъ почтеніемъ, увЂривъ при томъ Короля, чтобы онъ изволилъ Ђхать спокойно и ничЂмъ не тревожась; ибо его никто не тронетъ, а всякъ чтитъ съ благоговЂніемъ, яко особу священную. Король, вздохнувъ и приподнявъ руки, выговорилъ СтаршинЂ Козацкому : „Какъ я обманутъ оть льстецовъ своихъ, называвшихъ васъ, Козаковъ, грубіянами и варварами! Напротивь, вижу я въ васъ благородныхъ воиновъ и великодушныхъ Христіанъ.“ Погоня и убійство надъ Поляками продолжались до заходу солнца; дороги и поле покрыты были мертвыми и умирающими Поляками на пятнадцать верстъ разстоянія. На мЂстЂ сраженія сочтено и погребено ихъ мертвецовъ до 20 тысячь, и въ томъ числЂ Генералъ Осолинскій, со многими другими изъ вельможъ и знатныхъ чиновъ Польскихъ, кои погребены въ одной каплицЂ Католической; а въ добычу остался обширный станъ арміи Польской со всЂми обозами и запасами, вся артиалерія съ ея парками и весь станъ Королевскій и вельможескій съ богатыми палатками, сервизами и экипажами; словомъ сказать: обогатили и обременили добычею сею всю армію Козацкую.

Гетманъ, воротившись съ арміею своею къ Збаражу, послалъ въ городъ нЂсколько чиновниковъ Польскихъ, взятыхъ въ плЂнъ и близкихъ Гетману, Князю Вишневецкому, между коими былъ одинъ изъ его родни. Чрезъ нихъ уговаривалъ Хмельницкій Вишневецкаго сдать городъ, яко безнадежный, и пощадить невинный народъ, въ немъ гибнущій. Чиновники оные, побывавши въ городЂ, скоро воротились къ Хмельницкому съ тремя чиновниками изъ города, посланными Вишневецкимъ. Они, предлагая сдачу города, разсказывали ужасное зрЂлище въ городЂ: войска и народъ, въ немъ запертый, лишившись человЂческой пищи, болЂе уже мЂсяца питались однимъ мясомъ лошадинымъ, собачьимъ, кошечьимъ и мышечышъ; а теперь питаются они всякими кожами и ремнями, и даже Ђдятъ обувь свою ременную; и самаго Князя Вишневецкаго нашли, при пользованіи его отъ ранъ, питающагося супомъ, съ мышачьимъ мясомъ свареннымъ, и что множество уже народа померло, а остальные порываются одинъ другаго Ђсть. Хмельницкій тотчасъ повелЂлъ одному отряду войскъ своихъ занять городъ, а войска, въ немъ запертыя, выпустить обезоруженными изъ города. Гетмана жъ Вишневецкаго, со всЂми чиновниками и Шляхтою, перемЂстить въ замокъ и содержать подъ стражею до дальнЂйшаго разсмотрЂнія. Войска, вышедшія изъ города, похожи были на нЂчто чудовищное: они слоняясь по землЂ, представляли изъ себя одни скелеты тЂлъ человЂческихъ и просили у Козаковъ пищи, падая на землю. Хмельницкій, тотчасъ снабдивъ ихъ довольною пищею, /93/ приказалъ важнЂйшимъ изъ нихъ беречь одинъ другаго, чтобы употребляли пищу съ великою осторожностію, дабы вдругъ не объЂдались и не померли, и за тЂмъ разпустилъ ихъ въ свои жилища. Князю Вишневецкому предложилъ Хмельницкій писать отъ себя къ Королю и послать къ нему своихъ чиновниковъ, кого изберетъ, и чтобы они скоро возвратились съ точною и надежною рЂшимостью, чего ему ожидать, мира или войны? Сей Князь, преизлиха гнавшій народъ Рускій и всегда разрывавшій съ нимъ заключаемые мирные договоры, писалъ къ Королю весьма убЂдительно, прося о заключеніи съ Козаками вЂчнаго и прочнаго мира, чего бы онъ ни стоилъ, „ибо видно,“ говорилъ онъ, ненависть наша къ народу Рускому превзошла мЂру свою, и судъ Божій видимо гонитъ насъ, за его отмщевая.“

При ЗбаражЂ прибылъ къ Хмельницкому сынъ его, Тимоθей, воротившійся изъ Молдавіи вмЂстЂ съ Мурзою Крымскимъ, Тугай Беемъ. Они оба докладывали Хмельницкому, что непріятели Господаря Молдавскаго, Липулы, бывши разбиты войсками ихъ, Козацкими и Татарскими, на многихъ сраженіяхъ и на двухъ главныхъ, при Яссахъ и БухарестЂ, разсЂяны, наконецъ, и уничтожены вовсе; а Венгерцы, съ Княземъ ихъ, Ракоціемъ, убрались въ свои границы, и Господарь остался спокойнымъ въ своемъ правленіи и достоинствЂ. НаединЂ открылся Тимоθей отцу своему, что дочь Господаря, Липулы, Княжна Ирина, хочетъ быть его супругою, на что и мать ея согласна; но отецъ тому противится, подстрекаемъ будучи Польскимъ вельможею, однимъ изъ Потоцкихъ, предлагающимъ въ супружество сына своего, котораго Ирииа не терпитъ, Хмельницкій, поблагодаривъ Тугай Бея за услуги и дружбу, подарилъ его весьма знатно и, пріумноживъ великія добычи, въ Молдавіи и Валахіи нажитыя, отпустилъ съ войскомъ Татарскимъ въ Крымъ, пославъ съ нимъ благодарственный адресъ къ Хану съ знатными также подарками. Къ ПашЂ Силистрійскому писалъ Хмельницкій, что по волЂ Султанской и по прозьбЂ его, Пашинской, въ разсужденіи Господаря Молдавскаго все сдЂлано, что было имъ желательно, и онъ въ своемъ достоинст†успокоенъ и утвержденъ; но сопротивленіе Господаря въ законномъ и добровольномъ бракЂ, его крайнЂ оскорбляетъ, и онъ проситъ Пашу прилежно въ томъ ему помочь. Паша отвЂчалъ Хмельницкому, что не только берется онъ уговорить Господаря на такое приличное и выгодное супружество, но донесетъ о томъ и самому Султану, своему государю, и надЂется отъ того самаго лучшаго успЂха.

Допомога проекту

На сайті 110 гостей та користувачі відсутні

Created with YOOtheme Pro

Оформлення: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

При повному або частковому використанні матеріалів посилання на http://prosvit.in.ua/ обов'язкове
Copyright © 2018-2019 ПроСвіт 
Всі права застережені