Минуле

«Перемоги не вершать історію, а лише переписують її по-своєму.
Це заважає переможеним врахувати помилки і зробити правильні висновки з власного горя».

- Вільгельм Швебель

ЧАСТЬ ІІ-я. ГЛАВА ІІI

Король Шведскій, пользуясь помощію Козацкою, въ самое нужное время къ нему подоспЂвшею, овладЂлъ обоими столичными городами Польскими, Краковомъ и Варшавою, имЂвъ при семъ послЂднемъ съ Поляками сраженіе, продолжавшеесь чрезъ три дни. Подвиги сіи награждены сокровищами Королевскими и вельможескими, почти безчисленными, и другими великими добычами, въ обЂихъ столицахъ оныхъ найденными. А послЂдствіемъ тому было крайнее разстройство и изнеможеніе Польское, грозившее сей націи конечнымъ ея паденіемъ и разрушеніемъ, которое тогда же было бы неизбЂжно, если бы стороннія державы, доброжелателъствовавшія ПольшЂ, не произвели противныхъ тому дЂйствій, не столько для ея пользы, сколько для своихъ интересовъ, завистію подстрекаемыхъ. Король Датскій, по согласію съ другими державами, объявивъ Швеціи нечаянную войну, вступилъ съ арміею своею /137/ скоропоспЂшно во внутренность ея и принудилъ Короля Шведскаго, оставивъ всЂ Польскія завоеванія, поспЂшать на оборону своего Королевства. Война сія продолжалась чрезъ три года и кончилась Оливскимъ миромъ въ пользу Короля Шведскаго, который, при другихъ успЂхахъ, осаждалъ столичный Датскій городъ, Копенгагенъ.

Императоръ Римскій или Германскій, Фердинандъ III, и Примасъ Королевства Польскаго, Урбанъ, писали тогда же къ Гетману Хмельницкому, „чтобы онъ отсталъ отъ союза съ Королемъ Шведскимъ, яко отъ противника обЂимъ Католическимъ религіямъ, Римской и Греческой, и самаго жестокаго Лютераниста, и чтобы онъ по прежнему соединился съ Польшею на одинакія съ нею права и преимущества, кои они гарантировать могутъ; а по крайней мЂрЂ не мЂшался бъ нм въ какую войну съ Польшею и держалъ бы неутралитетъ. Въ противномъ же случаЂ грозили ему, что подвигнуты будугъ всЂ силы Европейскихъ Католическихъ Христіанъ на разрушеніе его націи, какъ вредной всему Католичеству Римскому, которому она опаснЂе самыхъ Турковъ и Сарацыновъ. Гетманъ съ отличнымъ почтеніемъ отвЂчалъ Императору, что „вспоможеніе его Королю Шведскому есть обязаннасть трактатовъ, всЂмъ народамъ обыкновенныхъ и за святость почитаемыхъ, которые отнюдь не касаются до религіи или вЂроисповЂданія народнаго, а заключены оные съ Швеціею предмЂстниками его и народомъ Рускимъ въ тЂ времена, когда Полякп, неистовствуя въ своемъ поведеніи и правитвльствЂ, терзали народъ сей самыми неслыханными въ свЂтЂ варварствами и бЂзчеловЂчными мучительствами, въ которыхъ Господа Римскіе Католики не только не подали несчастному народу сему ни какой помощи, но еще преизлиха гнали его, обращая на Унію, въ РимЂ выдуманную, а въ Руси проповЂданную съ самою жесточайшею лютостію, превосходящею всЂ священныя Римскія инквизиціи, и какой въ самомъ Магометанст†надъ Христіанами неслышно было. А народъ Рускій есть тоть самый, съ которымъ Императоръ Римскій, Максимиліанъ, отъ лица всея имперіи, Римской имЂлъ дружеской союзъ и государственную переписку съ самодержавными Князьями его, всегда доброжелательствовавшими и вспомогавшими императорамъ имперіи Римской, но уничиженъ и заглушенъ  131 былъ онъ злостію и коварствомъ Поляковъ, соединившихся съ нимъ добровольно и дружелюбно, а разставшихся съ враждою и местію безпримЂрными, и раны зла сего такъ неизцЂльны, что врачевать ихъ ни какая сила и мудрость человЂческая не въ состояніи.“

Переписка Гетмана съ Императоромъ и Примасомъ и угрозы при томъ оть нихъ бывшія сопровождались дЂйствительно новою для Малоросіи опасностію. Въ началЂ 1657 года войска Императорскія собрались къ границамъ Галиціи, а войска Турецкія показались въ Бессарабіи и Молдавіи, и весь Крымъ былъ вь движеніи. Гетманъ, возвЂстивъ Царю о бывшихъ съ ними перепискахъ и о движеніяхъ войскъ сосЂдствующихъ /138/ державъ, прикрылъ заразъ свои границы многими деташаментами и командами, а въ подкрЂпленіе ихъ учредилъ для главныхъ войскъ два лагеря: одинъ при рЂкЂ Ташлику, подъ командою сына своего, Юрія, вспомоществуемаго совЂтами старыхъ и опытныхъ чиновниковъ, при немъ бывшихъ, а другой около гогорода Заславля, подъ командою Наказнаго Гетмана, Дорошенка. Войска на границахъ были съ обЂихъ сторонъ вь безпрестанномъ движеніи, но непріятельскихъ дЂйствій между ими не произходило, а только показыванъ видъ всегдашняго ихъ бдЂнія и готовности къ войнЂ. Между тЂмъ прибыли посланники иностранные съ новыми требованіями.

Султанъ Турецкій, Ибрагимъ, и Императоръ Римскій, соединенною миссіею объявили Гетману чрезъ посланниковъ оныхъ, что „какъ Польское Королевство раззорено и приведено въ крайнее изнеможеніе безпрестаннымн войнами и побЂдами его, Гетмана, съ войсками Козацкими, губившими Польшу безъ пощады и уваженія и помогавшими въ томъ Шведамъ и Царю Московскому безъ слушныхъ причинъ, и что держава сія, бывъ на краю разрушенія своего, принуждена будетъ войтить въ одну державу съ Московіею способомъ переговоровъ или силою превозмогагощаго оружія, а сосЂднія державы и вся Европа, бывши спокойными того зрителями, увидятъ, къ стыду своему, державу колоссальную, изъ ничего почти въ таковую степень возвысившуюсь на вредъ многихъ народовъ, а по времени и на самое ихъ низпроверженіе, то Монархи сіи, имЂя справедливЂйшія причины защищать права народныя и удерживать въ державахъ политическое равновЂсіе, напоминають ему, Гетману, отстать вовсе отъ союзовъ съ Швеціею и соединенія съ Московіею, а совЂтуютъ соединиться по прежнему съ Королевствомъ Польскимъ подъ нынЂшнимъ своимъ правленіемъ и со всЂми правами и преимуществами, свободную націю значущими,  172, и на то сочинить, подъ посредствомъ ихъ, постановительную съ Поляками конституцію, которую Монархи оные берутся гарантировать и вЂчно защищать; въ противномъ же случаЂ принудятъ они къ тому силою оружія своего, и на тотъ конецъ объявять войну.“

Гетманъ, возражая Посламъ на ихъ требованія, доказывалъ, что „сдЂланный Козаками Полякамъ отпоръ и ихъ уничиженіе есть дЂло Божіе, исполнившее священнЂйшія Его слова, никогда втунЂ не проходившія : „Ею же мЂрою мЂрите, возмЂрится и вамъ.“ ВсЂмъ сосЂдствующимъ народамъ, а не меньше того и вашимъ державамъ, довольно извЂстно, сколько претерпЂлъ народъ Рускій отъ распутствъ и тиранствъ Польскихъ; всякаго рода насилія, варварства и самыя звЂрскія надъ нимъ лютости превзошли мЂру всякаго воображенія. ВсЂ терпЂнія, стенанія и вопли народа сего попраны и погружены въ собственной крови ихъ. Они, отнявши у него все, въ здЂшней жизни бывшее, коснулись затмЂвать и самую надежду его въ жизни будущей чрезъ обращеніе на Унію, грозящую чистилищами и анаθемами. ВсЂ миротворства, трактаты и договоры, у Рускаго /139/ народа съ Поляками бывшіе и клятвами торжественно утвержденные, не что иное были, какъ только игра обмана, вЂроломства и самаго подлаго предательства, споспЂшествовавшаго гнуснымъ ихъ намЂреніямъ, мщенію и убійствамъ. И народъ Рускій, когда предпринималъ противъ Поляковъ оружіе, то предпринималъ его едииственно къ оборонЂ и въ крамности, къ чему всЂ народы во всемъ мірЂ имЂютъ самое естественное право, ни чЂмъ не опровергаемое. И какая жъ тутъ будетъ справедливость и политика у державъ, равновЂсія ищущихъ, когда они за оборону претендуютъ, а тиранство и злодЂйство попускаютъ или ихъ оправдываютъ? Но при всемъ томъ защищать Поляковъ и подрЂплять ихъ остается въ волЂ державъ оныхъ, а приневоливать народъ Рускій въ подчиненность Полякамъ есть странность, несовмЂстная ни съ какими правилами политическими и моральными, и есть тоже, что соединять овцы съ волками на одну пажить, вопреки самой природы и здраваго разсудка. Воевать же за сіе и того безрасуднЂй и значитъ самоизвольное и беззаконное истребленіе народное, подлежащее неминуемой мести Божіей. Почему и сужу я о себЂ самомъ, заключилъ Хмельницкій, что, при случаЂ необходимости, лучше впасти въ руцЂ Божіи, нежели въ руцЂ человЂческія, и на сихъ правилахъ располагаю поведеніе мое въ разсужденіи Польши, не причинствуя отнюдь ея уничтоженію или пораобщенію.

Такими неудовлетворительными переговорами хотя и отдЂлался, на первый случай, отъ посланниковъ Хмельницкій, но угрозы Монарховъ ихъ и учиненныя при томъ предложенія сдЂлали въ душЂ его великое впечатлЂніе. Онъ, будучи самой ревностной патріотъ народа своего, всегда искалъ ему благоденствія и послЂ долговременной, изнурительной войны спокойствія; но нашелъ, вмЂсто того, новыя искушенія и напасти, и разсуждая о предбудущихъ слЂдствіяхъ, когда, собравшаясь надъ отечеотвомъ его такъ стращная гроза, на него грянетъ, какому подвержено будеть оно раззоренію и опустошенію отъ державъ, столько сильныхъ и его почти окружающихъ. Принять же систему ихъ почиталъ вЂроломствомъ, подлою трусостію и самымъ явнымъ злодЂяніемъ, значущимъ въ Христіанст†грЂхъ смертный, вЂчно непростительный. Отъ всЂхъ таковыхъ размышленій снЂдаемъ бывши Хмельницкій крайнею горестію и безпрерывною печалью, разтравившихъ прежнія его припадки, отъ чрезмЂрныхъ воинскихъ трудовъ и всегдашнихъ суетствъ и бдЂній зародившіесь, а не меньшо и отъ удручавшей его старости, впалъ въ тяжкую болЂзнъ и, по долгомъ въ ней страданіи, сталъ, наконецъ, къ жизни ненадеженъ.

Почувствовавъ Гетманъ Хмельницкій приближающуюсь кончину свою, созвалъ въ Чигиринъ чиновниковъ и начальниковъ отъ войска и урядовъ и товариство съ знатнЂйшими Козаками, и имъ, собравшимся къ нему въ домъ, объявилъ состоаніе дЂлъ націи и всЂ тогдашнія министерскія обстоятельства. А за тЂмъ, исчисливъ прежаія на отечество напасти и происходившіа отъ того тяжкія войны, въ /140/ которыя они такъ славно и великодушно подвизались и перенесли бЂдствія собственнымъ своимъ мужествомъ и достохвальнымъ между собою согласіемъ, заключилъ тЂмъ, что онъ, чувствуя приближающуюсь кончину свою, съ сокрушеніемъ сердечнымъ и прискорбіемъ душевнымъ, оставляетъ ихъ на произволъ судьбы и совЂтуеть имъ не ослабЂвать, при случаЂ надобности, въ мужест†и подвигахъ бранныхъ, держась всегда единодушнаго согласія и братской дружбы, безъ чего ни какое царство и ни какое общество стоять не можетъ. „А я, продолжалъ Хмельницкій, благодарю вамъ, братія, и за послушаніе меня въ войнахъ и за свое Гетманство! Благодарю за тЂ достониства, которыми вы меня почтили, и за ту довЂренность, которую вы мнЂ всегда оказывали! Возвращаю вамъ всЂ знаки и клейноды, достоинство и власть оную означающіе, и прошу васъ проститъ меня, въ чемъ я, яко человЂкъ, кому либо изъ васъ погрЂшилъ, или кого огорчилъ. НамЂренія мои объ общемъ благЂ были чистосердечны и истинны, и я всего себя посвящалъ отечеству, не щадя здоровья своего и самой жизни. Но каждому угождать не возродился еще никто изъ человЂкъ. И такъ, въ разсужденіи общаго добра, позвольте еще попросить васъ сдЂлать мнЂ послЂднее удовольствіе: изберите себЂ Гетмана при моей жизни, которому бъ я могъ открыть нужныя тайны и дать полозные совЂты въ правленіи. А какъ въ нынЂшнее критическое время надобенъ въ Гетманы самый искусный, мужественный и опытный человЂкъ, то я представляю вамъ таковыми Полковниковъ, Переяславскаго Тетерю, и Полтавскаго Пушкаренка, да писаря Генеральнаго, Виговскаго. Изъ сихъ избирите вы одного, кого по общему совЂту заблагоразсудите.“

Чины и Козаки, возрыдавъ горько отъ изреченій Гетманскихъ, такъ трогательныхъ и ихъ поразившихъ, а паче о приближающейся кончинЂ его и своемъ сиротствЂ, начали вопить: „Кого изберемъ на мЂсто твое? И кто достоинъ наградить отеческіе къ намъ заслуги твои и нашу въ тебЂ потерю? Сынъ твой, Георгій, да наслЂдуетъ мЂсто и достоинство твое! Онъ одинъ пущай надъ нами начальствуетъ, и мы его избираемъ въ Гетманы. Окаянны, безовЂстны и безстыдны были бъ мы, если бы предпочли ему кого другаго, забывъ и презрЂвъ великія твои къ намъ благодЂянія и безпримЂрные для отечества подвиги.“ Гетманъ, благодаря чинамъ и войску за ихъ къ нему признательность, отвращалъ выборъ ихъ на его сына, доказывая, что онъ очень молодъ и къ подъятію такой великой должности и въ такое критическое время еще не надеженъ. „А вы благодарность свою ко мнЂ можете надъ нимъ оказать другимъ образомъ; равно и онъ можетъ отечеству служить въ другой степени, по мЂрЂ способности своей и лЂть. А въ должность Гетмана избирать надобно человЂка возмужалаго и во всЂхъ качествахъ и способностяхъ опытами дознаннаго.“ Собраніе, возразивъ Гетману, что молодость сына его можно подкрЂпить добрыми совЂтами и надежными совЂтниками, которыхъ, по знанію своему, избрать самъ можетъ, /141/ приговорили единогласно, что лишитъ его отеческаго достоинства мы никого не допустимъ.

Гетманъ, по упорному настоянію собранія, согласясь на его волю, пригласилъ къ себЂ сына своего, Георгія, и поручилъ собранію, со изреченіемъ : „Вручается онъ въ покровительство Божіе и въ вашу опеку, и анаθемЂ предаю того, кто совратитъ его съ пути истиннаго и сотворитъ притчею во языцЂхъ и посмЂяніемъ въ людЂхъ! Предаю и самаго его, если онъ пойдетъ путемъ строптивымъ и удалится отъ правоты, чести и Христіанскихъ добродЂтелей; и завЂщеваю ему на всю жизнь его служить отечеству вЂрно и усердно, блюсти его, яко зЂницу ока и пролить за него всю кровь свою, ежели она будетъ ему полезна и спасительна! БолЂе сея жертвы я ничего другаго отъ него не требую, и сіе да будеть ему всегдашнимъ моимъ паролемъ и лозунгомъ! А васъ прошу и заклинаю подкрЂплять его благими совЂтами и постояннымъ мужествомъ, которое всему племени нашему Славянскому есть искони сродно и наслЂдственно.“ За симъ вручены Гетманомъ сыну его клейноды войсковые и печать національная, со всЂми документами и дЂлами письменными; и онъ, по обычаю, поздравленъ и прикрытъ отъ чиновъ и товариства знаменами и шапками, и провозглашенъ Гетманомъ, съ пальбою изъ пушекъ и ружьевъ и съ музыкою войсковою, игравшею по городу на всЂхъ перекресткахъ и площадяхъ, а въ полки и города разосланы нарочитые съ универсалами. Происходилъ же и совершенъ выборъ сей въ 7 день Августа, 1657 года.

Старый Гетманъ предъ кончиною своею имЂлъ еще совЂтъ съ чинами и товариствомъ, и на немъ избраны совЂтниками и опекунами къ молодому Гетману: писарь Генеральный, Виговскій, и Полковникъ Полтавскій Пушкаренко, бывшій уже въ походахъ Наказнымъ Гетманомь. И старый Гетманъ, послЂдняго дни въ своей жизни побывши съ сыномъ своимъ и его совЂтниками нЂсколько часовъ на единЂ, скончался 15 Августа, по полудни. Вопль и стонъ домочадцов Гетманскихъ и выстрЂлъ изъ ломовой пушки возвЂстили въ городЂ о смерти Гетмана. Войско и народъ всякаго чина и сословія наполнили тотчасъ домъ Гетманскій и его окружили. Плачь и рыданіе раздирали воздухъ, и сЂтованіе продолжалось повсемЂстное и неизреченное. ВсЂ оплакивали его, какъ роднаго отца своего; всЂ вопили: „Кто теперь поженетъ враговъ нашихъ и защититъ насъ отъ нихъ? Померкло солнце наше, и мы остались во тмЂ на разхищеніе волковъ алчныхъ!“

Достоинства сего Гетмана и подлишю стоили оплакаванія всенароднаго, и такихъ людей судьба Божія вЂками только производитъ въ человЂчест†для нарочитыхъ ея намЂреній и устроеній. Онъ, при превосходномъ своемъ рязумЂ, былъ весьма добродушенъ и справедливъ; въ дЂлахъ національныхъ совершенный политикъ, а въ войнЂ неустрашимый и предпріимчивый вождь. Храбрость его равнялась равнодушію. Въ побЂдахъ своихъ никогда не тщеславился, /142/ а въ неудачахъ вовсе не унывалъ. ТерпЂніе его въ тягчайшихъ трудахъ и подвигахъ ни какъ ему не измЂняло. Голодъ и жажду, холодъ и зной, сносилъ онъ съ совершеннымъ спокойствіемъ. Отечество свое и народъ такъ любилъ, что покоемъ своимъ, здоровьемъ и самою жизнію всегда ему жертвовалъ безъ малЂйшаго роптанія. Словомъ сказать, былъ совершенный въ народЂ верховный начальникъ, а въ войскЂ беэпримЂрный вождъ.

Похоронъ Гетману учиненъ съ великимъ, но печальнымъ, тріумфомъ и со всЂми воинскими и гражданскими почестями. ТЂло его, въ провожаніи многочисленнаго воинства и народа, перевезено изъ Чигирина въ собственное мЂстечко Гетманское, Субботовъ, и тамо погребено въ монастырской его церкви, съ надписями и эпитафіями. На сторонЂ гроба выставленъ подъ балдахиною портретъ Гетманскій съ сею надписью :

 

„Сей образъ начертанъ Козацкаго Героя,

Подобна Грекамъ тЂмъ, отъ коихъ пала Троя!

Помпей и Цесарь что были у Рими,

У Руссовъ значилъ то Хмельницкій дЂлами своими:

Полъшу онъ низложилъ Козацкими полками,

Татаръ и Турковъ устрашилъ тЂми же войсками;

Наказавъ варварство, пресЂкъ вЂроломство,

ВЂчно не забудетъ того Польское потомство.

Унію онъ опровергъ, благочестіе возставилъ,

Ревность въ томъ свою въ родъ и родъ прославилъ;

НепобЂдимъ во бранЂхъ, благой воспріялъ конецъ:

Изъ сына въ отечест†достойнЂйшій ему явился отецъ!“

 

Причиною смерти Гетманской полагаютъ нЂкоторые писатели продолжительную отраву, поднесенную ему однимъ знатнымъ Полякомъ, сватавшимся на его дочери, а послЂ скрывшимся. Но то уже достовЂрно, что на седьмой годъ по его смерти, при впаденіи въ ЗаднЂпровскую Малоросію Турецкихъ войскъ съ Султаномъ ихъ, Нурадиномъ, соединившіесь съ ними Поляки, напавши на мЂстечько Субботовъ, раззорили его до основанія, и кости Хмельницкаго, вырывши изъ гроба, сожгли, вмЂстЂ съ церковію и монастыремъ тамошнимъ, и тЂмъ, кончили варварское свое и подлое надъ мертвымъ мщеніе.

Въ сіе время, именно въ послЂднихъ мЂсяцахъ 1657 года Фридерикъ Вильгельмъ, Курфирстъ Бранденбургскій, прежде бывшій вассалъ Польскій, пользуясь крайнею слабостію республики Польской, изнемогшей долголЂтними ея несчастными войнами, получилъ оть нея въ непосредственное владЂніе свое Королевство Пруское, въ Польскомъ владЂніи бывшее, но постановленіемъ Велавскимъ за Курфирстомъ утвержденное, съ уступкою и другихъ дистриктовъ съ городомъ Эльбингомъ, по которымъ, въ послЂдствіи, принялъ онъ титулъ Короля Прускаго, а за сію уступку обЂщался Курфирсть /143/ вспомоществовать Полякамъ противъ Царя Московскаго и Козаковъ и дать имъ, сверьхъ того, знатную сумму денегъ, чего, однако, не исполнилъ.

По кончинЂ Зиновія Хмельницкаго, Польское Правительство, совмЂстно съ державами, Полякамъ министерски помогавшими, не преставало домогаться у молодаго Гетмана рЂшимости его на соединеніе съ Польшею, отцу его предложенное. Но когда сей Гетманъ всемЂрно отъ того уклонялся, представляя причины, съ совЂта и плана отца его взятьтя, то подведена подъ его мина чрезъ опекуна и писаря Генеральнаго, Виговскаго. Сей Виговскій, бывши природный Полякъ, сохранилъ въ себЂ характеръ націи своей во всей полнотЂ и, по безмЂрному честолюбію своему, всегда желалъ себЂ достоинства Гетманскаго, какимъ бы то ни было образомъ. Поляки, задобривши его великими подарками, а и того больше значущими посулами, склонили на предательство питомца своего, молодаго Хмельницкаго, и онъ первЂе намЂкалъ ему разными околичностямн о согласіи, будто, отца его на соединеніе съ Польшею, но что, де, мЂшали ему въ томъ одни суевЂрные старики, предпочитавшіе Полякамъ и Туркамъ Московщину, единственно по одновЂрію, не смотря на то, что въ ней столько вЂръ, сколько у насъ повЂтовъ, и одна другую гонить и ненавидитъ. Потомъ увЂрилъ его совершенно, что таковое соединеніе есть полезно и неизбЂжно въ удовлетвореніе требованій первыхъ въ свЂтЂ Дворовъ, Турецкаго и Цесарскаго, которые, при дальнЂйшихъ сопротивленіяхъ, могутъ раззорить всю націю и лишить его Гетманства; а исполнивши ихъ желанія, можно укрЂпить вЂчно права свои и народныя, въ чемъ они берутъ на себя споручительство и утвержденіе за нимъ потомственнаго Гетманства, съ титуломъ и достоинствомъ владЂтельнаго Князя Сарматскаго.

Юрій Хмельницкій, бывши прельщенъ и устрашенъ уговорами Виговскаго, склонился на его контакты и, секретнымъ образомъ, 1658 года, въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ, взявши изъ скарбу Малоросійскаго миліонъ талеровъ, уЂхалъ въ городъ Заславль, въ сопровожденіи отряда своей гвардіи, а полкамъ реестровымъ ЗаднЂпровскимъ велЂлъ туда же слЂдовать подъ предлогомъ секретной экспедиціи. Въ ЗаславлЂ сыскалъ онъ Конгресъ, состоявшій изъ многихъ вельможъ Польскихъ, присланныхъ отъ Короля и РЂчи Посполитой, и министровъ Цесарскато и Турецкаго. На немъ предложены были Гетману договорныя съ Польшею статьи, яко бы отцомъ его сочиненныя чрезъ уполномоченныхъ Старшинъ Генеральныхъ, Верещагу и Сулиму, и названныя Гадяцкими статьями. ОнЂ состояли въ слЂдующихъ пунктахъ:

 

1. Народъ Рускій и земля его, составленная изъ Княжествъ или Воеводствъ, Кіевскаго, Черниговскаго, СЂверскаго и Владимірскаго, со всЂми въ нихъ городами, повЂтами и селеніями, по гранямъ, Зборовскимъ трактатомъ положеннымъ, да пребудутъ вольными, отъ самихъ себя и правительства своего зависимыми и въ совершенной едности и равенст†съ народами Польскими, яко оть единаго съ /144/ ними племени Сарматскаго происходящими; а прежнія между ими распри, вражды и войны да уничтожатся и предадутся вЂчному забвенію съ соблюденіемъ и утвержденіемъ строжайшимъ обоюдной амнистіи.

2. Правительства Рускія да устрояются и пребываютъ на правахъ своихъ и привиллегіяхъ стародавнихъ, въ совершенномъ равенст†и одинакомъ преимущест†съ правительствами Польскими и Литовскими, подъ сЂнію одной Короны Королевской, всЂмъ тремъ народамъ равномЂрно державной и покровительной.

3. Верховнымъ начальникомъ народа Рускаго и правительствъ тамошнихъ признается Гетманъ, выбранный рыцарствомъ изъ самихъ себя, не допуская иностранныхъ, коего власть и преимущества почитать наровнЂ съ Короннымъ и Литовскимъ Великими Гетманами, а войска ему имЂть реестроваго сорокъ тысячь; охочекомоннаго жъ и Запорожскаго сколько собертся и содержать будетъ возможно.

4. Стража внутренняя и оборона внЂшняя въ землЂ Руской зависитъ отъ власти Гетмана и отъ силъ войска тамошняго, и въ таковыхъ случаяхъ признается онъ самовластнымъ Княземъ Рускимъ или Сарматскимъ, а въ общей оборонЂ и войнЂ всего Королевства учавствуеть земля оная по общему съ нею совЂту и согласію, а иначе вольно въ обЂ стороны неутралъ держать.

5. Провинціальное управленіе земли Руской подлежитъ Воеводамъ, выбраннымъ изъ себя тамошнимъ рыцарствомъ, не попуская отнюдь инороднымъ, и они подчинены во всемъ Гетману и непосредственно подъ его повелЂніями состоятъ, и когда снаряжаемы и выправляемы будутъ отъ Воеводствъ и повЂтовъ земскіе послы и депутаты на Сеймъ Генеральный, то сіе чинится по повелЂнію Гетмана и съ его инструкціями и наказами.

6. При всЂхъ службахъ и обращеніяхъ рыцарства и народа Рускаго съ рыцарствомъ и народомъ Польскимъ и Литовскимъ, да признаетса совершенная едность и равенство съ обЂихъ сторонъ, съ увагою чести и могущества каждаго особо и всЂхъ вообще.

7. Религія Каθолическая Руская или Греческая съ религіею Католическою Римскою или Польскою, да пребудеть въ совершенномъ равенст†и согласіи, безъ малЂйшаго нарушенія правъ и свободъ каждой, и Духовенства обЂихъ религій въ собраніяхъ правительственныхъ и при всЂхъ засЂданіяхъ и общеніяхъ, да имутъ мЂста, приличныя по сану своему, и голосъ по правамъ своимъ и преимуществамъ.

 

Статьи сіи надобно было Гетману непремЂыно объявить чинамъ и войску, къ нему собравшемусь, и отобрать на нихъ общее всЂхъ мнЂніе и согласіе. Но когда онЂ имъ объявлены были, то всЂ чины и Козаки, узнавъ о перемЂнЂ толикой важности и столько для всЂхъ позорной, тотчасъ, нагрубивъ Гетману, проклиная подлое его поведеніе и злодЂйскіе умыслы, отстали оть него и воротились къ городу Чигирину. А. здЂсь, узнавши, что казна національная расхищена и старшины Генеральные удалились изъ города, пошли искать опекуна и совЂтника Гетманскаго, Пушкаренка, чтобы, съ общаго съ нимъ совЂта и согласія, принять свои мЂры, не надЂясь на товарища /145/ его въ семъ дЂлЂ, Писаря Виговскаго, готоваго, по породЂ своей, на всЂ коварства и обманы. Хмельницкій же, оставленный чинами и реестровымъ войскомъ, презрЂнный Заславскимъ Конгресомъ и содЂлавшійся притчею въ людехъ, съ немногими, приверженными къ нему; охочекомонными Козаками, принужденъ бЂжать изъ Малоросіи въ СЂчь Запорожскую и тамо скрываться. Козаки Запорожскіе, принявъ его въ свое покровительство, обЂщали ему всякую помощь при удобномъ случаЂ. Они крайне недовольны были соединеніемъ ихъ съ Россіею, а паче обращеніемъ съ ея войсками; а подали къ тому причины, кажется, ничего не значущія, но много подЂйствовавшія на умы народные. Въ бытность сихъ Козаковъ въ походахъ вмЂстЂ съ стрЂльцами и сайдачниками Россійскими, терпЂли они отъ сихъ солдать частыя и язвительныя насмЂшки по поводу бритья своихъ головъ. Солдаты оные, бывши еще тогда въ сЂрыхъ зипунахъ и въ лычаныхъ  173 лаптяхъ, небритыми и въ бородахъ, то есть, во всей мужичей образинЂ  174, имЂли однако о себЂ непонятное высокомЂріе или какой-то гнусный обычай давать всЂмъ народамъ презрительныя названія, какъ-то Полячишки, НЂмчурки, Татаришки, и такъ далЂе. По сему странному обычаю называли они Козаковъ чубами и хохлами, а иногда и безмозглыми хохлами, а сіи сердились за то до остервененія  175, заводили съ ними ссоры частыя и драки, а наконецъ нажили непримиримую вражду и дышали всегдашнимъ отвращеніемъ.

Писарь Виговскій, коль скоро выправилъ Юрія Хмельницкаго на секретный Конгресъ Заславскій, тотчасъ отправилъ отъ себя нарочнаго гонца въ Москву съ донесеніемъ Царю о зловредныхъ намЂреніяхъ Гетманскихъ, и что національныя привиллегіи и всЂ документы и архивы имъ сбережены, и войска реестровыя на его сторонЂ и ему преданы. Царь по сему донесенію отправилъ въ Малоросію Боярина Богдана МатвЂевича Хитрова, повелЂвъ ему навЂдаться о здЂшнихъ произшествіяхъ и, по совЂту Виговскаго, устроить съ нимъ, что признаютъ за нужное. Бояринъ Хитровъ, прибывъ въ Чигиринъ, имЂлъ переговоры съ однимъ Виговскимъ и, бывши имъ обдаренъ, обольщенъ и какъ бы очарованъ, поручилъ ему, именемъ Царскимъ, Гетманское достоинство и объявилъ всЂмъ наличнымъ  176 чиновникамъ и Козакамъ признавать его Гетманомъ, устроеннымъ по волЂ и милости Царской. Чины и Козаки, не имЂвши общаго всея націи совЂта, ничего на то не противорЂчили; а вострепетавъ отъ вводимаго въ ихъ землю такъ страшнаго, по ихъ мнЂнію, насилія, изумились и разошлись съ крайнимъ огорченіемъ. И такъ Бояринъ Хитровъ оказалъ себя весьма простымъ и, вмЂсто полезнаго устройства, сдЂлалъ неосмотрительный шагъ къ вреднымъ перемЂнамъ и положилъ первый камень къ междоусобіямъ.

Полковникъ Полтавскій, Пушкаренко, бывшій СовЂтникомъ Гетманскимъ, опредЂленнымъ съ общаго согласія всея націи, свЂдавъ о злонамЂренныхъ поступкахъ ІОрія Хмельницкаго и знавъ, что инструментомъ тому есть Писарь Виговскій, доносилъ отъ себя Царю на ихъ обоихъ и, въ /146/ ожиданіи резолюцій, когда собрались къ нему полки съ ихъ чинами, воротившіесь отъ Заславля, то онъ, въ числЂ дватцати тысячь войска, выступилъ къ Чигирину, съ намЂреніемъ осадить въ немъ Виговскаго и отобрать у него всЂ дЂла и документы національные, яко у Канцлера націи хранившіесь, да и самаго его арестовать къ осужденію по законамъ. Но Бояринъ Хитровъ, встрЂтивъ Пушкаренка подъ городомъ Лубнами, объявилъ ему изволеніе Царское, по коему Виговскій устроенъ Гетманомъ Малоросійскимъ, и что онъ, Пушкаренко, долженъ его таковымъ признавать и ему повиноваться со всЂми чинами и народомъ, Пушкаренко, пораженный симъ объявленіемъ, какъ громовымъ ударомъ, сколько ни убЂждалъ Хитрова не вЂрить Виговскаго обманамъ, исполненнымъ коварствъ и злоумышленій, каковыми они скоро и откроются, однако Хитровъ, ничему не внимая, велЂлъ ему именемъ Царскимъ возвратиться на свое мЂсто въ Полтаву.

Допомога проекту

На сайті Один гість та користувачі відсутні

Created with YOOtheme Pro

Оформлення: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

При повному або частковому використанні матеріалів посилання на http://prosvit.in.ua/ обов'язкове
Copyright © 2018 ПроСвіт 
Всі права застережені