Минуле

«Перемоги не вершать історію, а лише переписують її по-своєму.
Це заважає переможеним врахувати помилки і зробити правильні висновки з власного горя».

- Вільгельм Швебель

ЧАСТЬ ІІ-я. ГЛАВА ІV

Новый Гетманъ, Виговскій, чтобы болЂе обольстить Царя притворнымъ своимъ къ нему усердіемъ и усыпить Министерство его со стороны дЂлъ Польскихъ, докладывалъ Царю, что Поляки, по уничтоженіи Гетмана Хмельницкаго, имъ крайне противнаго, согласились признать его, Царя, Электоромъ короны Польской, а по смерти нынЂшняго ихъ Короля, возвесть на Польскій престолъ и соединить Польское Королевство съ Царствомъ Московскимъ. Царь, по обольщенію Виговскаго, отправилъ въ Польшу великолЂпное Посольство, со многими и богатыми подарками, которое оть Поляковъ, игравших съ Виговскомъ одну ролю, встрЂчено и провожаемо было въ столицу съ пышнымъ тріумфомъ. ПослЂ первыхъ пріемовъ и пиршествъ, когда посланники Царскіе стали упоминать Министерству Польскому о обЂщаніяхъ въ разсужденіи Электорства и признанія Царя наслЂдникомъ короны Польской, то сіи Министры, съ обыкновеннымъ своимъ льщеніемъ, завЂряли посланниковъ о непремЂнномъ желаніи ихъ и всей РЂчи Посполитой имЂть у себя Королемъ Царя Московскаго и соединить съ его Царствомъ Королевство Польское. Но что надобно взять терпЂніе, пока спорныя дЂла со Швеціею и другими державами окончены будутъ и Польша станетъ чрезъ то свободна къ собственнымъ своимъ устроеніямъ; между тЂмъ полезно бы было, продолжали Министры Польскіе, утвердить Гетманство Козацкое въ особЂ одного Виговскаго, яко человЂка миролюбиваго и эдукованнаго, а Хмельнищину и съ корнемъ выдернуть изъ народа, ненавидящаго мира и тишины и питающагось одними войнами, грабежами и убійствами, и который есть бичь для всЂхъ народовъ благоустроенныхъ. Для сего и намЂрено правительство здЂшнее отправить къ Виговскому своихъ посланниковъ съ привиллегіею, утверждающею его въ ГетманетвЂ, и тЂмъ увЂрить народъ Польскій и Рускій предварительно о начинающейся едности и дружбЂ въ обоихъ сихъ народахъ.

Полковникъ Пушкаренко, удерживая въ своемъ начальст†многіе /147/ реестровые полки, приверженные къ нему по прежней бытности его надъ ними наказнымъ въ походахъ Гетманомъ, не преставалъ доносить Царю о злонамЂренномъ поведеніи Виговскаго и его контактахъ съ Поляками во вредъ Козакамъ и всея Россіи. А когда прибыли къ Виговскому посланники Польскіе съ признаніемъ и утвержденіемъ его въ Гетманст†и съ дипломомъ Королевскимъ на то достоинство, то Пушкаренко отправилъ къ Царю Есаула полковаго, Бурлія, съ донесеніемъ объ оныхъ посланникахъ и ихъ коммисіи, и что ими, совмЂстно съ Виговскимъ, возмущаются войска и народы Малоросійскіе на сторону Польскую и проповЂдуется едность съ Польшею, неизвЂстно на какой конецъ. Виговскій, перехвативъ посланца онаго на дорогЂ около города Сумъ, отобралъ у него пакетъ, а самаго повЂсилъ; на Пушкаренка же послалъ два полка НЂжинскіе и два Стародубскіе, то есть, по одному изъ нихъ конному и по одному пЂшему, повелЂвъ имъ схватить Пушкаренка, или его истребить. Но Пушкаренко, свЂдавъ завременно объ ономъ умыслЂ, засЂлъ съ войсками своими въ лЂсахъ и байракахъ между Опошнаго и Будища. И когда полки оные расположились на ночлегъ, то онъ напалъ на нихъ на разсвЂтЂ и разсЂялъ ихъ совершенно, а начальниковъ, ими командовавшихъ, забралъ въ плЂнъ, отправилъ къ Царю въ Москву съ своимъ конвоемъ и пространнымъ донесеніемъ о всЂхъ Виговскаго поступкахъ и умыслахъ и о заведенныхъ чрезъ то междоусобіяхъ, и что новый его, предложенный Царю, проектъ о наслЂдіи Польскомъ не что иное есть, какъ только самый коварный обманъ, вымышленный единственно для того, дабы провесть Царя и выиграть время на уформированіе войскъ и ополченіе противу его, вмЂстЂ съ самимъ этимъ Виговскимъ и Княземъ Трансильванскимъ Ракоціемъ  179,.котораго Поляки также на свою сторону подрядили.

Царь, еще не довЂряя Пушкаренку, но сомнЂваясь уже и въ Виговскомъ, послалъ нарочнаго въ Польшу гонца о томъ къ своимъ посланникамъ, ожидавшимъ тамъ согласія и приговора о Царскомъ въ ПольшЂ наслЂдствЂ, повелЂвъ имъ секретно навЂдаться о состояніи войскъ Польскихъ и въ какихъ они положеніяхъ и приготовленіяхъ находятся. Посланники оные, сколько ни усыплены были отъ Поляковъ всегдашними пированіами, играми и танцами,но пробуждены бывши Царскимъ гонцомъ и указомъ, доносили Царю, что „въ Варша†Поляки часто перешептываются между собою на ухо и ихъ подсмЂхаютъ и подмаргиваютъ, а жолнерство ихъ по городу и въ корчмахъ всегда при нихъ пощелкиваетъ и саблями побрязгиваетъ, што ажно ужасть беретъ; а по деревнямъ у нихъ войскъ, говорятъ, и видимо невидимо и частешенько проговариваются хвастливые Полячишки, что наши южъ Козацы, нашъ, дескать, и Смоленскъ скоро будетъ, а о чести-то нашей Посольской и въ усъ не дуютъ; тоже и про наслЂдство твое, Государь, Польское никто ужь и не шевельнется, а на наши про то сказки и привязки отвЂчаютъ они одними усмЂшками и ножнымъ шарканьемъ; и мы, правду сказать, Государь, /148/ пресмыкаемся здЂсь столбняками и посмЂшищемъ Поляцкимъ!“

По донесенію посланниковъ оныхъ, Царь, отозвавъ ихъ изъ Польши и увЂрясь въ обманахъ и коварствахъ Поляковъ и Гетмана своего, Виговскаго, но, притворяясь предъ симъ послЂднимъ, что онъ ничего за нимъ не подозрЂваетъ, писалъ къ нему о прежней своей довЂренности и о вредныхъ упрямствахъ Пушкаренка, на котораго обЂщалъ Царь въ помощь къ нему, Виговскому, прислать корпусъ своихъ войскъ и съ ними повелЂвалъ ему, уничтоживъ ополченіе Пушкаренково, привести его силою подъ свое начальство, а Пушкаренка, оковавъ въ желЂзы, прислать въ Москву на судъ Царскій. Войска Царскія, въ числЂ тридцати тысячь человЂкъ, подъ командою Князя Трубецкаго, дЂйствительно вступили въ Малоросію въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ, 1659 года, и Князю Трубецкому дано секретное повелЂніе, сошедшись съ Виговскимъ, арестовать его со всЂми приверженными къ нему чинами, а войскамъ, при немъ бывшимъ, повелЂть присоединиться къ Наказному Гетману, Пушкаренку, и пребывать въ его командЂ до избранія всЂмъ вообще войскомъ и народомъ Малоросійскимъ настоящаго Гетмана по своимъ правамъ. Виговскій, также притворяясь, что онъ ничего о подозрЂніяхъ на него не замЂчаетъ, пригласилъ тайно къ себЂ корпусъ войскъ Польскихъ, прошедшихъ къ нему лЂсами, подъ командою Хорунжаго Короннаго, Гуляницкаго,и ввелъ его въ городъ Конотопъ; а самъ, съ охочекомонными полками и частію Запорожцевъ, расположился около мЂстечка СмЂлаго и посылалъ оть себя вЂстниковъ къ Князу Трубецкому, испрашивая отъ него увЂдомленія, гдЂ имъ соединиться. Князь, проходя отъ города Путивля къ городу Конотопу, встрЂченъ былъ отъ жителей Конотопскихъ и увЂдомленъ, что къ нимъ наведены Виговскимъ Польскія войска, не извЂстно съ какимъ умысломъ. Князь, вздумавъ мимоходомъ забрать Поляковъ въ плЂнъ, причитая то къ своей коммисіи, осадилъ Конотопъ. Но Виговскій, согласясь давно съ Гуляницкимъ, напали на него съ своими войсками съ двухъ сторонъ и армію его разбили на голову, а обозы, со всЂми запасами, забрали въ свою добычу. Князь же, съ немногими, разсЂянными остатками своихъ войскъ, пробрался лЂсами вгору рЂки Сейма и скрылся въ ПутивлЂ. И отъ сего злодЂйскаго побоища вышла въ Малоросіи на обманщиковъ извЂстная пословица народная, что „такой-то обманщикъ провелъ такъ, какъ Виговскій Москву.“

По совершеніи Виговскимъ и Поляками такъ подлаго надъ Россіянами коварства, публиковалъ онъ въ Малоросіи соединеніе свое съ Польшею, приложивъ при томъ и вышеписанныя договорныя съ нею Заславскія статьи, яко бы тремя державами, Цесарскою, Турецкою и Польскою ратификованныя. Но войско и народъ Малоросійскій, воспротивясъ явно зловредному намЂренію Виговскаго и ненавидя Поляковъ, обратились всЂ къ Пушкаренку и умножили его силы. Виговскій, не предвидя отъ своего ополченія и отъ Поляковъ надежнаго успЂха къ покоренію Малоросіи, наняль въ помощь /149/ себЂ десять тысячь Крымскихъ Татаръ, которые, пришедши къ рЂкЂ ВорсклЂ, расположились, по согласію съ Виговскимъ, въ закрытомъ мЂстЂ, а Виговскій, между тЂмъ, съ своимъ войскомъ приближался къ ПолтавЂ, чтобы въ немъ захватитъ и атаковать Пушкаренка. Но сей съ реестровыми Козаками и собравшимись къ нему волонтирами, встрЂтивъ Виговскаго за рЂкою Полтавкою, разбилъ его на голову и разсЂялъ войска его во всЂ стороны, при чемъ Поляки всЂ почти истреблены и Гуляницкій, командиръ ихъ, убить, а Виговскій, бЂжавшій въ безпамятствЂ, потерялъ Гетманскую свою булаву. Охочекомонные жь его Козаки, яко свои люди, обольщенные Виговскимъ, были при томъ пощажены, а только разгоняли ихъ и били тупыми ратищами и фухтелями. Но какъ обыкновенное всЂхъ побЂдителей слЂдствіе есть разстройка и изступленіе войскъ, то и съ Пушкаренкомъ тоже самое случилось. Войска его, гоняясь за побЂжденными и грабя ихъ станъ, были въ крайнемъ разстройствЂ, а въ то самое время, напавши на нихъ въ тылъ Татаре, изъ закрытія нечаянно вышедшіе, самихъ ихъ разбили и разсЂяли, а Пушкаренка убили и городъ Полтаву, безъ обороны оставленный, разграбили и раззорили.

По истребленіи такимъ образомъ Пушкаренка и по разсЂяніи его войскъ, Виговскій, все не могши преклонить въ свое послушаніе Малоросіянъ, началъ руйновать ихъ селенія прямо непріятельски и, побравши бывшіе безъ обороны города и мЂстечки: Зиньковъ, Лютеньку, Сорочинцы, Богачку, Устимовицу, Ярески, Веприкъ и многіе другіе, отдалъ ихъ Татарамъ на грабежъ и плЂненіе. Между тЂмъ убЂжавшіе партизанства Виговокаго реестровые полки, собравшись къ городу Переяславлю, выбрали себЂ Наказнымъ Гетманомъ, Полковника Ивана Безпалаго,и съ нимъ выступили противъ Виговскаго и его Поляковъ и Татаръ, бродившихъ по Малоросіи и смущавшихъ народы; а разбивши ихъ на двухъ сраженіяхъ и на послЂднемъ около мЂстечка Глемязова, преслЂдовали ихъ по городамъ и селеніямъ, дававшимъ имъ убЂжище и пропитаніе, при чемъ раззорены и сожжены города: Лубны, Пирятинъ, Чернухи, Горошинъ, и другіе. И Виговскій, видя, наконецъ, что ему собрать новыя силы, а и того меньше удержаться напорно въ Гетманскомъ достоинст†невозможно, бЂжалъ съ остальными Польскими войсками внутрь Польши и болЂе въ МалорЂсіи не показывался; а жену свою съ семействомъ оставилъ въ ЧигиринЂ на произволъ судьбы. И такъ онъ трагедію свою кончилъ въ полной мЂрЂ неблагодарности, подлости, и звЂрской лютости.

Царь, извЂстившись о пораженіи войскъ его Виговскимъ и о введеніи имъ въ Малоросію Поляковъ и Татаръ, и что приверженный къ Царю и Россій, Наказный Гетманъ, Пушкаренко, убитъ ими, а войска его разсЂяны, послалъ противу ихъ Боярина, Григорія Григорьевича Ромодановскаго, и корпусъ войскъ, въ числЂ тридцати тысячь человЂкъ, повелЂвъ сему Боярину, по истребленіи Виговскаго, требовать отъ чиновъ и войска Малоросійскихъ выбору себЂ /150/ Гетмана по правамъ ихъ и древнимъ уставамъ, и чтобы тотъ новоизбранный Гетманъ, въ утвержденіе договоровъ Гетмана Зиновья Хмельницкаго, съ Царемъ заключенныхъ, учинилъ предъ нимъ присягу и далъ отъ себя на то новое обязательство. Бояринъ Ромодановскій, вступая съ корпусомъ своимъ въ Малоросію, худо обрадовалъ народъ своимъ вспоможеніемъ, и первое его дЂйствіе было на городъ Конотопъ. Онъ, при встрЂчЂ его отъ города съ процессіями, помолившись и покрестившись предъ ними по Христіански, разграбилъ потомъ городъ и обывателей его по Татарски. Это значило мщеніе за Княза Трубецкаго и его войска, разбитыя при семъ городЂ, который ни мало въ томъ не участвовалъ и виновенъ не былъ; а напротивъ того завременно давалъ Князю знать о засадЂ въ немъ Польскихъ войскъ, Виговскимъ введенныхъ. Однако жь ничего того не уважено и, на представленіе и мольбы гражданъ, сказано Бояриномъ, что „виноватаго Богъ сыщетъ, а войска его надо потЂшитъ и наградить за ихъ труды, въ походЂ понесенные.“

Проходя Бояринъ Ромодановскій съ корпусомъ своимъ далЂе въ Малоросію, извЂстился, что Виговскій и Поляки съ Татарами изь нея уже выгнаны, и публиковалъ всенародно о выборЂ новаго Малоросійскаго Гетмана; а между тЂмъ не переставалъ попускать войску своему озлоблять Малоросіянъ, понося ихъ то Виговцами, то хохлами, и причиняя имъ многія насилія и грабительства безъ всякой наказанности, оть чего возродилось въ народЂ крайнее огорченіе и завелись новыя партіи, не знавшія прямо, чего держаться и кому ввЂрить судьбу свою и подчиненность въ разсужденіи протекціи. Но, при всемъ томъ, собрались чины и войско въ городъ Чигиринъ и открыли элекцію на выборъ Гетмана, къ чему прибыли въ тотъ городъ и посланники, Цесарскій и Турецкій, а отъ Короля и республики Польской присланъ въ качест†посла Каштелянъ Волынскій  178, кои почитая, что Гетманъ Виговскій, отложась отъ Россіи, сдЂлалъ Малоросію вольною по прежнему отъ всЂхъ протекцій, за удаленіемъ его отъ Гетманства, признавая правленіе сіе празднымъ. И потому предлагали собранію выбрать Гетмана на основаніи Гадяцкихъ статей, всЂми Дворами оными гарантированныхъ, и по нихъ дать полномочіе новому Гетману устроить свое правленіе за собою, или избрать протекцію по его волЂ и разсужденію. Чины и войско тогда же оспорили посламъ, что ихъ Гетманы никогда такого полномочія за собою не имЂли и имЂть не могутъ, яко правленіе ихъ земли и самые Гетманы зависятъ оть чиновъ и войска, и отъ ихъ выборовъ и приговоровъ.

Юрій Хмельницкій, проживавшій въ СЂчи Запорожской, свЂдавъ о выборахъ Гетманскихъ, прислалъ отъ себя въ собраніе повЂреннымъ Есаула Войсковаго Запорожскаго, Ивана Брюховецкаго, и чрезъ него писалъ къ чинамъ и войску, чтобы они воспомянули въ собраніи своемъ о великихъ заслугахъ отца его, Зиновія Хмельницкаго, отечеству оказанныхъ, и что онъ самъ усерденъ былъ всегда къ тому же /151/ отечеству. Но рвеніе его на пользу народную, подстрекаемое обманами Виговскаго и Поляковъ, завело его на путь строптивый и скользкій, о чемъ онъ крайне сожалЂеть и разкаевается. Собраніе, получивъ таковъ отзывъ оть Хмельницкаго и уваживъ безпримЂрныя заслуги отца его, единогласно приговорило быть ему по прежнему Гетманомъ и, подписавъ на то свой выборъ, провозгласило его въ семъ достоинствЂ, объявивъ Брюховецкому, чтобы онъ вызвалъ Хиельницкаго въ Чигиринъ, Хмельницкій, сопровождаемый командою Запорожскихъ Козаковъ, вмЂстЂ съ Кошевымъ ихъ Атаманомъ, прозываемымъ СЂркомъ, прибывъ немедленно въ Чигиринъ, благодарилъ собраніе за его признательность и благодЂяніе и учинилъ ему обыкновенную присягу на свою должность; а совершилось сіе 1660 года, АпрЂля 27 дня.

По утвержденіи Юрія Хмельницкаго въ Гетманскомъ достоинствЂ, тотчасъ приступили къ нему иностранные посланники съ признаніемъ его въ томъ достоинст†и съ требованіемъ объясненія, на какомъ основаніи, или по какимъ планамъ и положеніямъ, управлять будетъ онъ Рускимъ народомъ? А Каштелянъ Польскій, Волынскій, поднося при томъ дипломъ Короля своего, утверждающій Хмельницкаго Гетманомъ, уговаривалъ его пристать по прежнему въ соединеніе съ Польшею. Гетманъ Хмельницкій объявилъ всЂмъ посланникамъ, а въ томъ числЂ и Каштеляну, что онъ съ народомъ Рускимъ, претерпЂвъ чрезъ протекціи свои ужасныя напасти и раззоренія, и бывши отъ нихъ освобожденъ прошедшими революціями и настояніемъ ихъ державъ, намЂренъ пребыть, въ разсужденіи интересующихся въ томъ державъ, неутральнымъ и отъ самихъ себя зависимымъ. Союзъ же со всЂми державами, по общимъ правамъ благоустроенныхъ народовъ, можеть онъ учинить не иначе, какъ по разсужденію и согласію всего народа здЂшняго, смотря на времена и обстоятельства, побуждающія къ тому правленіе и народъ, и съ тЂмъ отправилъ всЂхъ посланниковъ во свояси. А собранію послЂ того открылъ онъ свое мнЂніе, что, какъ Польская держава находится при послЂднемъ изнеможеніи, то онъ намЂренъ держаться союза и соединенія съ Царемъ Московскимъ, что повторилъ и Боярину, Князю Трубецкому, присланному отъ Царя въ Чигиринъ съ подтвержденіемъ его въ Гетманскомъ достоинствЂ, дополнивъ сему Боярину, чтобы до дальнЂйшаго времени, а паче пока совершенный миръ съ Польшею утвердится, содержать прежнее положеніе съ Царемъ въ великой тайнЂ, дабы претендующія за то державы не навели прежнихъ народу Малоросійскому злоключеній.

Гетманъ Хмельницкій началъ правленіе свое изгнаніемъ изъ Малоросіи Поляковъ, Виговскимъ наведенныхъ; для сего отрядилъ корпусъ войскъ подъ командою Польковниковъ, Переяславскаго Цюцюры, и Уманьскаго Худорбая, которые, прошедъ города: НЂжинъ, Новгородъ СЂверскій, Стародубъ, Черниговъ, Кіевъ и ихъ окрестности, изгнали изъ нихъ всЂ Польскія войска, содержавшія въ городахъ гарнизоны и квартировавшія /152/ въ селеніяхъ; сопротивлявшіясь же изъ нихъ и подымавшія оружіе на оборому были избиты до послЂдняго; и у такихъ отбито пятнадцать знаменъ, тридцать семь пушекъ и множество другихъ снарядовъ воинскихъ, что все отослано въ городъ НЂжинъ и представлено, проживавшему тамо, Гетману. Народъ Рускій, пограничный отъ ДнЂпра, Припети и Случи, узнавъ отъ побоища Поляковъ, что война съ ними и ихъ союзниками будетъ продолжаться съ неминуемымъ раззореніемъ пограничнихъ селеній, собралися во множест†къ Хмельницкому и требовали отъ него обороны или пристанища, и Гетманъ позволилъ таковымъ переселиться въ Слободскіе полки, отцемъ его заведенные и заодно съ Малоросіею бывшіе, какъ-то: Сумскій, Ахтырскій, Харьковскій, Изюмскій и Рыбинскій.

Царь, увЂрившись по дЂйствіямъ Юрія Хмельницкаго, что онъ есть совершенный Полякамъ непріятель, а къ нему и Царству его имЂеть прежнюю приверженность и усердіе, сдЂлалъ ему за то благодарственный отзывъ чрезъ Боярина своего, Василья Васильевича Шереметева, повелЂвъ сему Боярину въ оборонительныхъ мЂрахъ противу Поляковъ и Татаръ поступать по его планамъ и намЂреніямъ. И такъ, когда отъ стороны Польской, за избитыхъ въ Малоросіи Поляковъ, предпринята наступательная война и командированъ къ границамъ Малоросійскимъ Коронный Гетманъ, Собіевскій съ многочисленною арміею, умноженною тЂми войсками, кои дЂйствовали на границахъ Шведскихъ, но по умертвія въ то время Короля Шведскаго, Адольфа, стали тамъ не надобными, то Гетманъ, согласясь съ Бояриномъ Шереметевымъ, выступили съ войсками своими противу арміи Польской. И Шереметевъ съ корпусомъ, состоящимъ изъ тридцати пяти тысячь, поднявшись оть города Путивля и проходя мимо городовъ, Полтавы и Кадака, а дальше въ гору рЂки Буга, показывалъ маршемъ симъ готовность свою къ отраженію Татаръ и Турковъ, къ тЂмъ странамъ граничущихъ, ежели бы они за Поляковъ вступились. А Гетманъ съ сорокатысячною арміею, слЂдуя срединою Малоросіи, соединился съ Шереметевымъ за городомъ Острогомъ, и тамо, свЂдавъ о сближеніи арміи Польской, расположили они станъ свой въ ордеръ баталіи. ПЂхота обоихъ войскъ и вся спЂшенная конница Великоросійская поставлены были въ центрЂ и прикрыты батареями и редутами съ артиллеріею. Часть конницы Козацкой скрыта была въ заросляхъ по лЂвую сторону стана, а другая часть конницы изъ охочекомонныхъ полковъ и волонтировъ  179, выслана на встрЂчу непріятеля, и сія конница, то нападая на непріятеля, то отступая назадъ, навела его на самый станъ Россійскій. Пальба изъ пушекъ и ружьевъ учинема и продолжалась съ обЂихъ сторонъ жестокая и долговременная. Насунувшаясь на фронтъ Россійскій непріятельская пЂхота принята и поражена была копьями съ страшнымъ убійствомъ; а въ то время наступившая изъ зарослей конница Козацкая ударила въ тылъ непріятеля и рЂшила сраженіе. Поляки, окруженные со всЂхъ почти сторонъ, /153/ смЂшались и начали отступать въ безпорядкЂ, а Россіяне, пользуясь ихъ замЂшательствомъ, наступили на нихъ всЂми силами и, опрокинувъ ихъ устройство, разсЂяли во всЂ стороны. Погоня, сдЂланная всею конницею, довершила пораженіе непріятеля. ВсЂ обозы и запасы непріятельскіе со множествомъ артиллеріи и аммуниціи достались въ добычу побЂдителей, а убитыхъ Поляковъ погребено до тридцати тысячь.

ПослЂ такого пораженія Поляковъ и когда ихъ силъ нигдЂ уже въ полЂ слышно не было, предпринято полководцами Россійскими руйновать Польскіе города и селенія; для того, проходя они съ войсками своими города: Львовъ, Броды, Замостье, Люблинъ, Слуцкъ и многія мЂотечки, вынудили оть нихъ военную контрибуцію и другія прибыточныя корысти, а державшіесь въ нЂкоторыхъ городахъ слабые гарнизоны Польскіе были ими разбиты и разсЂяны. И такъ походъ сей вЂнчанъ былъ найлучшими для Роосіянъ успЂхами. Все предъ ними падало и покорялось и ничто противу ихъ стоять не могло. Но зависть человЂческая, неразлучная сопутница полководцевъ и начальниковЂ, сдЂлала тому конецЂ самой постыдной на многое время. Полководцы оные, возвращаясь въ свои границы, завели обоюдныя претензіи за полученныя отъ непріятеля контрибуціи и добычи. Бояринъ Шереметевъ съ чиновниками своими претендовалъ пріобрЂтенную корысть въ сторону Царя и его войска, доказывая, что войска Царскія вели войну съ Поляками въ оборону Козаковъ и ихъ жилищъ, и по тому вся добыча принадлежитъ въ ихъ награжденіе. А Гетманъ Хмельницкій возражалъ Боярину, что у Козаковъ войны съ Полякали давно кончены миромъ, утвержденнымъ трактами, и они всегда ищут союза, а не войны съ Козаками. НынЂшняя же съ ними война продолжается въ пользу Царя и царства Московскаго для удержанія завоеваннаго у Поляковъ Смоленска и части БЂлорусіи и за наслЂдство Царское въ Польскомъ королевствЂ, посуленное Поляками и ими съ безчестіемъ Царю отмЂненное. Переговоры оные кончены самою грубою ссорою, и Хмельницкій вытолканъ изъ ставки Боярской съ крайнимъ безчестіемъ отъ пьяныхъ чиновниковъ.

Хмельницкій, отступя съ войскомъ своимъ отъ стану Шереметева, послалъ жалобу свою къ Царю черезъ Старшину Генеральнаго, Тредьяковскаго, и въ ней, описавъ всЂ тяжкія обиды свои и оскорбительныя поношенія, отЂ Боярина и чиновниковъ его причиненныя, дополнилъ при томъ, что самое поведеніе чиновниковъ оныхъ и ихъ подчиненныхъ воиновъ не имЂетъ ничего дружескаго или союзнаго къ нему, Гетману, и войску Малоросійскому, не имЂетъ даже и политическихъ видовъ, удерживающихъ народъ хотя въ притворномъ соединеніи и пріятельскомъ обращеніи, И все у нихъ дЂлается вопреки, а обхожденіе ихъ и разговоры дышутъ однимъ презорствомъ и издЂвками надъ здЂшнимъ народомъ. Поношеніе Виговцами и хохлами есть обыкновенными для ихъ титулами и названіями. Самая даже религія или вЂра народа здЂшняго, бывшая нЂкогда /154/ образцовою и колыбелыо для всей Россіи, поносится ими обливальщиною, не имущего крестовъ на шеяхъ и складней въ возахъ, и, словамъ сказать, едва признается народъ сей за созданіе Божіе. Царъ, предваренъ бывши отъ Шереметева другими жалобами и доносами на Хмельницкаго, наказалъ сему послЂднему чрезъ посланника его, Тредьяковскаго, что „всякая шутка или насмЂшка суть вздоръ и бредъ, не стоющіе алтына и не имЂющіе правды; а то ужъ справедливо, что кто приходитъ незванный, то и отходитъ непровожанный; а свято мЂсто не бываетъ пусто.“

Обруганный и униженный такимъ образомъ Хмелъницкій обратилъ всю злость свою на Боярина Шереметена. Онъ подговорилъ первЂе реестровые полки вступить въ его предпріятіе; но когда сіи на то не согласились, то, подговоривъ съ собою охочекомонныхъ Козаковъ и волонтировъ, отправился съ ними въ СЂчь Запорожскую, и тамо пребывая, объявилъ себя союзникомъ Поляковъ и Крымскихъ Татаръ. А реестровые полки, извЂстясь о сихъ противныхъ имъ и всей націи поступкахъ и намЂреніяхъ Хмельницкаго, объявили правленіе его въ Малоросіи празднымъ и приговорили быть выбору новаго Гетмана. Но до собранія чиновъ и открытія элекціи выбрали тогда же для правленія войскомъ Наказнаго изъ Есауловъ Генеральныхъ, Якима Самка, и съ нимъ пребывали непоколебимыми на сторонЂ Россійской, держась соединенія съ корпусомъ Боярина Шереметева, который расположился на зимовыя квартиры въ ЗаднЂцррвскихъ городахъ и селеніяхъ около Житоміра и имЂлъ примЂчаніе и поиски за движеніями Поляковъ и Хмельницкаго съ Татарами, коихъ партіи безпрестанно были въ движеніи оть самаго Крыма по-надъ ДнЂпромъ до Галиціи.

Въ открывшуюсь 1662 года весну Хмельницкій, собравшись съ приверженными кънему Запорожскими и охочекомонными Козаками и волонтирами и нанявши къ тому д†тысячи пять сотъ Донскихъ Козаковъ, соединенно съ Крымскимъ Ханомъ и Татарами, отправился по берегу рЂки ДнЂпра къ рЂкЂ Стыри и тамо соединился съ Польскою арміею, состоявшею подъ командою самаго Короля Казиміра. Бояринъ Шереметевъ, гордясь прежними его воинскими успЂхами, мало уважалъ соединеніе оное и допустилъ его противу всЂхъ правилъ искуствъ воинскихъ въ крайнюю оплошность свою. Непріятельскія силы окружили его армію издали, а онъ ничего не уважая, шелъ на ихъ центръ. Обозы жь свои съ запасами оставилъ въ сторонЂ съ слабымъ укрЂпленіемъ. Непріятель, по сближеніи своемъ, ударилъ на армію Шереметева со всЂхъ сторонъ и отрЂзалъ ее оть обозовъ, завладЂвъ ими совершенно, а армію принудилъ обороняться вокругъ. По жестокомъ нападеніи и сильной оборонЂ принуждена армія сія, претерпЂвъ великой уронъ, отступать къ мЂстечку Чуднову и его Слободищу и укрЂпиться тамъ между окоповъ садовыхъ и огородныхъ. Непріятель, окруживъ армію Россійскую, стЂснилъ ее своими окопами и редутами и /155/ держалъ въ крЂпкой осадЂ. Шереметевъ, ожидая помощи себЂ отъ Князя Борятинскаго, стоявшаго съ корпусомъ своимъ около города Кіева, сильно защищался отъ нападеній непріятельскихъ. Но какъ таковой помощи вовсе не было, то онъ, державшись въ осадЂ болЂе трехъ недЂль и не имЂвщи вовсе провіанта, издержалъ на прокормленіе войска своего всЂхъ верховыхъ лошадей и, наконецъ, видя, что ему и войску его должно помереть съ голода, отдался со всЂмъ войскомъ въ волю непріятелей. ДЂлежъ и грабежъ надъ плЂнными производился тогда самый оскорбительный и варварскій. Самъ Шереметевъ съ частію чиновниковъ и со всЂми рядовыми воинами досталисъ обнаженными на пай Татаръ и ими погнаны въ Крымъ для выкупа и на продажу; другая часть чиновниковъ забрана Поляками, а реестровые Козачьи полки, бывшіе при Шеремете†съ ихъ чиновниками, отданы во власть Хмельницкаго, который нЂсколько ихъ туть же перевЂшалъ, а послЂднихъ привелъ къ прясягЂ о ихъ къ нему вЂрности и послушанім. Никто при семъ не торжествовалъ такъ, какъ Хмельницкій, видя обидчика своего, Шереметева, влекомаго Татарами въ неволю, въ которой онъ пребывалъ двадцать лЂтъ.

Хмельницкій, ободренный гнусными своими успЂхами на вредъ собственнаго отечества, осадилъ городъ Чигиринъ, дабы его взять и сдЂлать своею резиденцію. Но Козаки, державшіесь стороны Россійской, къ тому его не допустили, защищая городъ безпрерывными вылазками и нападеніями на станъ Хмельницкаго; почему онъ, отступя отъ города, держалъ его въ блокадЂ, ожидая на помощь къ себЂ Хана Крымскаго, который, по рекомендаціи его, ходилъ съ Татарами для грабежа въ Задесенскую Малоросію и раззорилЂ тогда города : Новгородъ, Стародубъ, Мглинъ, Погаръ и многія другія селенія. Между тЂмъ, когда еще Ханъ съ добычи своей не возвращался, Наказный Гетманъ, Самко, съ реестровыми полками: Переяславскимъ, НЂжинскимъ, Черниговскимъ, Кіевскимъ и Лубенскимъ, соединясь съ Княземъ Григорьемъ Григорьевичемъ Ромодановскимъ, стоявшимъ съ корпусомъ своимъ около города Козельца, переправились чрезЂ рЂку ДнЂпръ на Мишуриномъ Рогу и напали на Хмельницкаго при городЂ Крыло† 179, гдЂ его и разбили, а городъ, ему помогавшій, сожгли. Хмельницкій, отрЂзанъ будучи отъ убЂжища своего, СЂчи Запорожской, и отъ Крыма, потянулся, съ остатками своихъ войскъ, вгору ДнЂпра до города Канева, и тамъ соединился съ сильнымъ корпусомъ Польскимъ, бывшимъ подъ командою Воеводы Чернецкаго. Помощь Польская, весьма благовременно Хмельницкому случившаясь, ополчила его еще одинъ разъ противу отечества. Но ополченіе сіе было уже послЂднее въ его жизни и рЂшительное на его судьбу. Онъ, переправясь за ДнЂпръ, атаковалъ Гетмана Самка подъ Переяславлемъ и довелъ было его до здачи. Но Князь Ромодановскій, подоспЂвъ съ своимъ корпусомъ къ Переяславлю, освободилъ Самка и, съ нимъ преслЂдуя войска Хмельницкаго, отступавшія къ Каневу, поразилъ его при ДпЂпрЂ противу Канева, гдЂ многіе изъ нихъ /156/ потонули въ рЂкЂ, и въ томъ числЂ однихъ Донскихъ Козаковъ перетопилось болЂе тысячи человЂкъ. Хмельницкій, побЂжавшій въ городъ Черкасы, преслЂдованъ былъ по одной сторонЂ ДнЂпра Гетманомъ Самкомъ, а по другой Полковникомъ Приклонскимъ, который, упредивъ Хмельницкаго, занялъ Черкасы и, оставивъ въ немъ Полковника Гамалію съ его полкомъ, выступилъ самъ противу Хмельницкаго. Но сей, напавъ на него съ отчаяніемъ, разбилъ корпусъ Приклонскаго на голову и остатки опрокинудъ въ лугъ ДнЂпровскій, гдЂ спасъ ихъ Князь Ромодановскій пушечною пальбою съ другой стороны ДнЂпра. Хмельницкій послЂ того обратился было къ Каневу, чтобы въ немъ укрЂпиться или собраться съ новыми силами; но, Старшина Генеральный, Лизогубъ, оставленный отъ Самка въ КаневЂ, засЂвши передъ городомъ въ байракахъ, напалъ на войска Хмельницкаго нечаянно и ихъ разбилъ и разсЂялъ во всЂ стороны; а самъ Хмельницкій, бросившись въ лодку на берегу ДнЂпра, спасся тЂмъ на другую сторону и прошелъ тайно въ монастырь Лубенскій къ другу своему, имъ нЂкогда облагодЂтельствованному, Архимандриту Амвросію Тукальскоиу.

Судьба Юрія Хмельницкаго есть странна, удивительна и превосходяща всЂ случайности: два раза избранъ былъ онъ Гетманомъ цЂлою націею и признанъ ею того достойнымъ; но два же раза лишался сего достоинства по интересамъ той же націи. Наконецъ, еще два раза возведенъ былъ въ то достоинство двумя Монархами; но никакимъ ихъ могуществомъ утвержденъ и удержанъ въ немъ не былъ. И такъ жизнь его была не что иное, какъ только игралище фортуны, самой коловратной. ПослЂ вторичнаго лишенія своего достоинства, онъ не только презрЂлъ всЂ величія и почести мірскія, но отрекся и отъ самаго міра, и въ ОктябрЂ мЂсяцЂ, 1663 года, посвятился въ монахи въ томъ Лубенскомъ монастырЂ, который былъ послЂднимъ его убЂжищемъ. Для удаленія себя отъ всего, могущаго возмутить его въ такомъ знатномъ монастырЂ, каковъ былъ Лубенскій, сокрылся онъ весьма тайно въ Мошнянскую пустыню, что пониже Каневскаго монастыря въ въ лЂсахъ и байракахъ; но и тутъ злой рокъ гнать его не преставалъ. Во время страшныхъ послЂ его Гетманства въ Малоросіи возмущеній и притязаній, взятъ былъ онъ силою въ монастырской пустыни Польскимъ Королемъ, Яномъ Казиміромъ и, по уговору и разрЂшенію отъ монашества Митрополитомъ Кіевскимъ, Іосифомъ Тукальскимъ, провозглашенъ Гетманомъ для утишенія волнующагося народа; но народъ сей, принявши его въ та достоинство, требовалъ соединенія съ партіею, держащеюся стороны Россійской. И когда онъ на то присталъ и отзывался министерству Россійскому, то по доносу Наказнаго Гетмана ЗаднЂпровскаго, Тетери, подхваченъ опять въ Польшу и, вмЂстЂ съ Митрополитомъ Тукальскимъ, сосланъ въ ссылку въ остроги и лЂса Жмудскіе. Наконецъ, когда продолжавшеесь въ Малоросіи несогласіе и возмущеніе поджигаемо было чрезъ присылку съ Москвы Воеводъ, и противныя тому /157/ партіи искали протекціи у Порты Отоманской, то Султанъ Турецкій, Солиманъ Третій, вытребовавъ отъ Польши Хмельницкаго и, на основаніи статей Гадяцкихъ или Заславскихъ, Портою и другими державами гарантированныхъ, провозгласилъ его Княземъ Сарматскимъ и Гетманомъ Козацкимъ и, съ помощію Паши Силистрійскаго и Хана Крымскаго, ввелъ его въ Малоросію. Народъ и войска здЂшніе, принявъ съ охотою Хмельницкаго своимъ Гетманомъ, соглашали его возстановить съ Царемъ Московскимъ договоры отца его, посуленные ему съ уничтоженіемъ воеводствъ, и пребыть за тЂмъ по прежнему въ соединеніи съ Россіею. Хмельницкій, угождая народу, не щадя самого себя, склонился и на сіи его желанія; но Наказный Гетманъ, Дорошенко, искавшій, какъ и многіе другіе, настоящаго себЂ Гетманства, схватя Хмельницкаго, отдалъ Хану Крымскому, который сослалъ его въ городъ БЂлгородъ, и оттоль взятъ онъ въ Царьградъ и посаженъ въ Едикулъ или Семибашенный замокъ, гдЂ содержанъ четырнадцать лЂтъ въ заключеніи и, наконецъ, сосланъ въ одинъ Греческій островъ и тамо скончался пономаремъ въ одномъ Греческомъ монастырЂ. И такъ, ежели признавать въ человЂчест†владычествующими счастье и несчастье, то они оба въ высочайшей степени терзали бЂднаго Хмельницкаго черезъ весь его горестный вЂкъ и, сдЂлавъ бЂднЂйшимъ отъ всЂхъ ировъ на свЂтЂ, повергли съ тЂмъ въ бездну золъ невозвратно.

ПослЂднее уничтоженіе ІОрія Хмельницкаго возродило въ Малоросіи ужасное замЂшательство, междоусобіе и всЂхъ родовъ нестроенія. Вдругъ возстало въ ней пять самовольно назвавшихся Гетмановъ, избравшихъ себЂ разныя партіи и неистовыя протекціи : одинъ Турецкую, другой Польскую, а третій Россійскую ! Два изъ нихъ были ЗаднЂпровскіе Полковники, Тетеря и Дорошенко, а два сегобочные Полковники, прежній Самко и НЂжинскій Васюта, да одинъ изъ Запорожскихъ Есауловъ, Иванъ Брюховецкій, Сей, бывши при Юріи Хмельницкомъ великимъ фаворитомъ и предателемъ, умЂлъ нажить знатныя суммы, и когда командиръ его и благодЂтель пресмыкался изъ байрака въ байракъ, изъ тюрьмы въ тюрьму, онъ, между тЂмъ, подобралъ себЂ самую большую партію подарками и могоричами и, потому, выбранъ Гетманомъ отъ самаго большаго числа Козаковъ, а паче отъ Запорожцевъ, кои своевольно въ выборы сіи вмЂшались, а прежде они того чужды были. Полковникъ Васюта, пробивая себЂ дорогу въ Гетманы, вошелъ въ доносъ къ Царю о незаконномъ выборЂ Брюховецкаго, согласивъ себЂ въ предстатели важнаго тогда Архіепископа, Меθодія; но Царь, по благоразумію своему и справедливости, далъ доносчику и предстателю слЂдующую резолюцію: „Понеже избраніе Гетмана Малоросійскаго по силЂ договорныхъ статей именитаго Гетмана Зиновія Хмельницкаго зависитъ отъ чиновъ и Козаковъ тамошнихъ, то не мЂшать имъ въ томъ ни по какимъ случаямъ; и ежели Брюховецій выбранъ уже Гетманомъ, то такъ тому и быть, а ВасюткЂ искатъ благоволенія Козачьего, чтобъ и его /158/ также по смерти Брюховецкаго выбрали; а до того быть ему въ прежнемъ чинЂ спокойно и безъ шатостей  180

Доносы и жалобы на Брюховецкаго не прекратились, но усугублены къ Царю. Васюта, повторял ихъ просилъ Царя разсмотрЂть и изслЂдовать оные. Наказный Гетманъ Самко также представляя Царю о нарушеніи правъ и договоровъ Малоросійскихъ фортельнымъ выборомъ Брюховецкаго, уважилъ тЂмъ предъ Царемъ представленія Васютины, ибо Самко многими заслугами воинскими довольно доказалъ приверженность свою къ интересамъ Царскимъ и всея Россіи, да и отъ войска достоинства его отлично почитаемы были. Посему Царь рЂшился нарядить Коммисію для изслЂдованія и рЂшенія жалобъ и доносовъ на Брюховецкаго. Коммисіантами опредЂлены Князь Гагинъ  181 и Бояринъ Кирило Осиповичь Хлоповъ, со множествомъ Думныхъ дьяковъ и подъячихъ. Но какъ Брюховецкій былъ нарочито богатъ и Запорожецъ, т. е., изъ числа тЂхъ людей, которые обыкновенно тамо жнуть, идЂже не сЂють, и росточаютъ такъ, какъ и собирають, то всЂ доносы и жалобы на него въ глазахъ Коммисіантовъ и ихъ Думныхъ дьяковъ были паутиною, сквозь которую пробивается, обыкновенно, шершень, а муха въ ней вязнеть, и жалобщики на семъ правилЂ обвинены очень скоро и осуждены Коммисіею, а о Брюховецкомъ въ рапортЂ къ Царю донесено, что, „Иванъ Мартыновичь есть честный человЂкъ и годится быть Гетманомъ, понеже онъ хотя не ученъ, да уменъ и ужасть какъ вороватъ и исправенъ. Посадя его на границахъ, можно спать въ Моск†безъ торопливости.“ И между тЂмъ, какъ ожидали резолюціи Царской на то донесеніе, важнЂйшіе просители, Самко и Васюта, Коммисіею арестованы и отданы самому Брюховецкому подъ стражу, который, оковавъ ихъ желЂзами, содержалъ въ тюрьмЂ подземной; а въ одну ночь, пославъ въ тюрьму своихъ Запорожцевъ, отрубилъ имъ обоимъ головы. Варварское и злодЂйское убійство Самка и Васюты подвигло всЂхъ Полковниковъ Малоросійскихъ на Брюховецкаго и причинило великое смятеніе; но Брюховецкій однимъ и тЂмъ же орудіемъ, чрезъ сильную партію свою въ МосквЂ, умЂлъ утишить возставшее на него волненіе и предпріятіе и разными происками выгналъ изъ полковъ противныхъ ему Полковниковъ, а на ихъ мЂста ввелъ Запорожцевъ Полковниками. И сіи Полковники, зная одно распутство и своевольство, разрушили всю регулу и дисциплину военную, въ полкахъ реестровыхъ заведенную Гетманомъ, Княземъ Ружинскимъ, и укрЂпленную Гетманомъ Зиновіемъ Хмельницкимъ, и вмЂстЂ того допущено въ нихъ янычарское убійство, самовольство и непослушаніе. Брюховецкій же, для наполненія своихъ убытковъ, понесенныхъ за удержаніе Гетманства, предпринялъ руйновать имЂнія Полковниковъ,имъ низверженныхъ, и для сего самъ ходилъ съ Запорожцами по Малоросіи и разграбилъ многія фамиліи, а паче семейства Васюты и Самка. И сего послЂдняго бывшія въ ПереяславлЂ великія сокровища, собранныя для скарбу Малоросійскаго во время /159/ бытности его Наказнымъ Гетманомъ, забралъ всЂ безъ остатка и подЂлился оными съ своими Запорожцами, а сіи Запорожцы, паче же бывшіе изъ нихъ чиновниками, надЂлали много наглостей по Малоросіи, умаленныхъ мало чЂмъ отъ раззореній Татарскихъ, и, не говоря о разнообразныхъ ихъ безчинствахъ, вся собственность жителей присвоена ими была за общую.

ЗаднЂпровскіе Полковники, видя необузданныя наглости Брюховецкаго и явную потачку за нихъ верховнаго правительства, отложились совсЂмъ отъ стороны Россійской и, согласясь съ своими Наказными Гетманами, Дорошенкомъ и Тетерею, соединились съ Польшею. Царь, желая востановить тишину и устроить порядокъ въ Малоросіи на основаніи прежнихъ съ нею договоровъ и постановленій, прислалъ было въ Батуринъ, хотя нЂсколько и поздно, Думнаго дьяка, Башмакова, съ повелЂніемъ собрать всЂхъ чиновъ и Козаковъ и согласить ихъ на утвержденіе Гетмана Брюховецкаго, или на выборъ другаго по общему приговору и согласію; но наличные чиновники и Генеральные Старшины, въ БатуринЂ бывшіе, объявили Башмакову, что собраній теперь дЂлать не кому и нЂкогда, ибо половина ЗаднЂпровской Малоросіи, не могши снестъ нынЂшняго правленія, отложилась отъ насъ и присоединилась къ ПольшЂ, имЂя своихъ начальниковъ, а остальная, пресмыкаясь въ хаосЂ неизвЂстности о самой себЂ, должна готовиться къ отраженію непріятеля и защищенію семействъ своихъ; что Поляки, пользуясь растройствомъ Малоросіи, собрали великія силы и, подъ предводительствомъ Короля, идутъ къ здЂшнимъ границамъ. Думный дьякъ объявилъ на сіе, что, „по Соборному уложенію, дЂло съ Королями до него не касается ,“ и уЂхалъ наскоро въ Москву.

Король Польскій, Янъ Казиміръ, въ началЂ 1663 года, приближась съ арміею своею къ границамъ Малоросійскимъ, командировалъ предъ собою Наказнаго Гетмана ЗаднЂпровскаго, Тетерю, и Полковниковъ тамошнихъ, Гуляницкаго, Богуна и трехъ другихъ, которые, проходя беззащитную Малоросію, грабили, раззоряли и сожигали всЂ ея селенія, имъ встрЂчающіяся, подъ предлогомъ, что они отмщають такимъ образомъ Брюховецкому за обиды братьевъ своихъ и товарищей, имъ отъ него причиненныя. Но сіе мщеніе столь умно и справедливо, какъ разсудокъ Цыганскій, по которому Цыганъ за то мать свою бьетъ, чтобы жена его боялась. Между тЂмъ прошедъ Король съ арміею всю Малоросію, и не имЂвъ ни отъ кого сопротивленія, осадилъ формально городъ Глуховъ, въ которомъ заперся Судья Генеральный, Животовскій, съ тремя реестровыми полками, Черниговскимъ, Стародубскимъ и НЂжинскимъ. Осада города была жестока и продолжительна. Брошено въ него до 100,000 бомбъ и гранатъ, и сдЂлано нЂсколько приступовъ; но все было тщетно: осажденные частыми вылазками и нападеніями на станъ Польскій уничтожили всЂ ихъ предпріятія и причинили имъ великій вредъ, истребивъ множество ихъ народа. Наконецъ, простоявъ Король подъ городомъ 9  181 недЂль и не предвидя /160/ успЂха, снялъ осаду и отступилъ отъ города, услышавъ притомъ, что Россійскія войска начали собираться: одинъ корпусъ подъ командою Князя Ромодановскаго въ ГадячЂ  182, при которомъ и Гетманъ Брюховецкій съ своими войсками находился; другой, подъ командою Князя Куракина, былъ въ ПутивлЂ, а третій, подъ командою Князя Черкаскаго, шелъ отъ Брянска. Походъ Королевскій предпринятъ былъ оть Глухова на Новгородъ СЂверскій. Авангардомъ служили и на пути все раззоряли и сожигали войска Казацкія ЗаднЂпровскія, а въ аріергардЂ шелъ Коронный Гетманъ съ Польскими войсками.

Гетманъ Брюховецкій съ войсками Малоросійскими преслЂдуя армію Польскую, имЂлъ всегда въ виду своемъ ея аріергардъ и дЂлалъ на него частые напуски, и когда армія съ Королемъ переправилась чрезъ рЂку Десну при селЂ ПироговкЂ, то онъ, напавъ на аріергардъ, отбилъ его отъ переправы и всЂ обозы и запасы артиллерійскіе получилъ въ свою добычу. Коронный Гетманъ, отрЂзанный такимъ образомъ отъ Королевской арміи, ретировался лЂвымъ берегомъ Десны внизъ по ея теченію и, проходя сію часть Малоросіи до самаго города Остра, предавалъ огню и мечу все, ему встрЂчавшееся. Гетманъ Брюховецкій, его преслЂдовавшій, перешедъ ДнЂпръ, учинилъ тамъ также всякія раззоренія и опустошенія Малоросійскому народу, отложившемуся къ ПольшЂ, отмщевая на немъ равныя раззоренія, учиненныя на сей сторонЂ ДнЂпра Гетманомъ ихъ, Тетерею, и его Полковниками. Таковыя неистовыя съ обЂихъ сторонъ мщенія или междоусобія, значатъ болЂе, нежели самое грубое невЂжество, и раззорять свой невинный народъ, ни мало не участвовавшій въ злодЂйствахъ своихъ полководцевъ, покавываетъ дикое ихъ варварство и непонятное сумасбродотво. Гетманъ Брюховецкій, предпріявъ покорить ЗаднЂпровскіе полки въ командованіе свое силою оружія, послалъ партизана своею, Кошеваго Запорожскаго Атамана, СЂрка, къ городу Чигирину, чтобы въ немъ захватить Гетмана тамошняго, Тетерю, а самъ пошелъ на городъ Черкасы, который, доставши, разграбилъ непріятельски и поспЂшилъ къ Чигирину. Но Гетманъ Тетеря, свЂдавъ о сближеніи СЂрка, забралъ всЂ свои сокровища и удалилея съ войскомъ своимъ въ Заславль; а когда пошелъ за нимъ Бргоховецкій, то онъ изъ Заславля, скрывшисъ отъ своихъ войскъ, пробрался съ пожитками внутрь Польши, гдЂ Поляки ограбилн его донага и принудили бЂжать въ Молдавію въ крайней бЂдности. Брюховецкій, сошедшися съ СЂркомъ подъ Чигириномъ, покусился его взять; но засЂвшій въ немъ послЂ Тетери Чернецкій, Воевода Рускій, съ сильнымъ Польскимъ гарнизономъ, ихъ отъ города отбилъ, а подоспЂвшіе къ Чернецкому на помощь Татары Великой Орды принудили Брюховецкаго и СЂрка удалиться за ДнЂпръ.

Воевода Чернецкій, возгордясь своими успЂхами подъ Чигириномъ, оставилъ сей городъ въ обереженіи гарнизона, а самъ съ Татарами пошелъ подъ городъ БЂлую Церковь, бывшій на сторонЂ /161/ Брюховецкаго, чтобы его взять и отдать на грабежъ Татарамъ. Но Козаки тамошняго полку, засЂвши около города въ байракахъ, сдЂлали удачное нападеніе на Чернецкаго, самаго его убили, а войско его разогнали. Между тЂмъ Кошевый СЂрко съ реестровыми и своими Козаками, знавши о походЂ Великой Орды съ Чернецкимъ, отправился скоропостижно въ ея сторону и оную въ конецъ разорилъ, а главный городъ ея Акерманъ или БЂлгородъ взялъ приступомъ, истребилъ его жителей и, разграбивши, сожегъ. Тоже сдЂлалъ и съ укрЂпленными ихъ мЂстечками, Буджакомъ, Паланкою и Каушанами. Наконецъ, услышавъ о поворотЂ въ свои жилища Ордъ, поспЂшавшихъ въ безпамятст†на помощь имъ, удалился отъ нихъ въ Молдавію и, переправясь чрезъ ДнЂстръ около города Сороки, претерпЂлъ тутъ великій убытокъ отъ Генерала Польскаго, Маховскаго, напавшаго на него при переправЂ, отъ котораго, однако, отбился и возвратился въ свою Украйну.

Преемникъ Воеводы Чернецкаго, Шаблика, въ АпрЂлЂ мЂсяцЂ 1665 года, съ корпусомъ войска Польскаго, усиленнымъ наемными Калмыками и Татарами, напавъ на Гетмана Брюховецкаго, стоявшаго съ войсками Козацкими лагеремъ въ БЂлой Церкви, атаковалъ его со всЂхъ сторонъ. Но Гетманъ, имЂвши станъ свой хорошо укрЂпленнымъ со многою артиллеріею, не только отбилъ нападавшаго непріятеля, но, построивши изъ пЂхоты сильную фалангу, напалъ взаимно на станъ Польскій и, по великомъ убійст†и кровопролитіи, разбилъ его и разогналъ во всЂ стороны, истребивъ при томъ великое число знатныхъ Поляковъ, готовившихся помЂщаться на уряды и должности въ городахъ и полкахъ ЗаднЂпрскихъ, въ которыхъ прибрежная сторона признавала Гетмана Брюховецкаго, а пограничные съ Польшею и Молдавіею полки выбрали себЂ Гетманомъ, на мЂсто Тетери, какого-то Старшину, называемаго Опара. Но Татары БЂлгородскіе, мЂшавшіесл тогда въ дЂла Козацкія и въ ихъ выборы, словивши того Опару, отослали къ Королю Польскому, который велЂлъ его повЂсить; Гетманомъ же ЗаднЂпрскимъ признанъ отъ Татаръ и Польши Асаулъ Тетеринаго штату, бывшій иногда, какъ и онъ, Наказнымъ Гетманомъ Петръ Дорошенко. Но и другой называвшійся въ той сторонЂ Гетманомъ, нЂкто Децикъ, нмЂлъ при себЂ войско изъ охотниковъ и раззорялъ съ ними Польскія селенія, но партіями Брюховецкаго словленъ и посаженъ былъ въ НЂжинскую тюрьму, гдЂ и умеръ.

Гетманъ Брюховецкій, ославленный знатными его войсками и успЂхами, вздумалъ побывать въ МосквЂ, съ почтеніемъ у Царя своего, и для сего, въ началЂ Сентября мЂсяца, 1665 года, собравъ многочисленную себЂ кальвокату изъ Генеральныхъ Старшинъ и многихъ Полковниковъ, отправился съ ними въ Москву ВстрЂча и пріемъ были для Гетмана чрезвычайные. Все, что пышность и изобиліе внушаютъ, употреблено притомъ со избыткомъ, и послЂ первыхъ привЂтствій, начавшіясь и повторяемыя пированія изумили Гетмана и привели его въ изступленіе; и когда онъ считалъ /162/ себя восхищеннымъ въ лучшее небо, чЂмъ „Запорожская СЂчь-мати, и великій лугъ-батько,“ то отъ Министерства Московскаго совЂтовано ему просить у Царя милости, чтобы онъ его пожаловалъ въ Бояре Московскіе, дабы, пословамъ ихъ „верстаться получше да поглаже съ столбовыми Боярами тутошними.“ Гетманъ взялся за сіе прошеніе, какъ верховное свое блаженство и, натурально, въ томъ ему ни мало не затрудняли, но тотчасъ пожаловали Великимъ Воеводою и Думнымъ Бояриномъ. ПослЂ сего оженили его на Царской сродницЂ, а многихъ Полковниковъ и Старшинъ переженили на Боярскихъ дочеряхъ, и все шло съ нарочитымъ успЂхомъ. Угощенія при томъ сопровождались въ полной мЂрЂ щедротъ, ласкательствъ и всЂхъ возможныхъ избытковъ. Но какъ сей пережененной Малоросіи сближалось время къ отъЂзду ея во свояси, то опять предложено Гетману Министерствомъ, что „ему не добро быти единому въ Козацкой землЂ, а надобно имЂть помощниковъ и хранителей отъ лица Царскаго. А понеже онъ, Милостію Божіею и Царскою, есть Великій Воевода, то должно бытъ при немъ и малымъ Воеводамъ, которые бы ему служили и помогали.“ И такъ уговорили Гетмана испросить у Царя малыхъ Воеводъ, что тогда же учинено съ отличнымъ успЂхомъ и великою милостію. Толковавшій сей пунктъ иначе, чЂмъ великая милость, Писарь Генеральный, Шійкевичь  183, сосланъ изъ Москвы прямо въ Сибирскіе остроги на вЂчное жительство, прочіе же чины и самъ Гетманъ при отпускЂ обдарены отъ Царя весьма щедро.

Жалованные оть Царя Воеводы начали съЂзжаться въ Малоросію въ ГенварЂ 1666 года; они тянулись сюда разными дорогами и путями, и въ три мЂсяца наполнили Малоросію и заняли всЂ города и мЂстечкя до послЂдняго. Штатъ каждаго изъ нихъ довольно былъ многолюдный: они имЂли при себЂ разныхъ степеней поддьячихъ, и съ приписью поддьячихъ, мЂровщиковъ, вЂсовщиковъ, приставовъ и пятидесяцкихъ съ командами. Должность имъ предписана въ Думномъ ПриказЂ и подписана самимъ Думнымъ Дьякомъ, Алмазовымъ; а состояла она въ томъ, чтобы пересмотрЂть и переписать все имЂніе жителей до послЂдняго животнаго и всякой мЂлочи, и обложить все то податьми. Для сего открыты имъ были кладовыя, амбары сундуки и вся сокровенность, не изключая погребовъ, пасЂкъ, хлЂбныхъ ямъ и самыхъ хлЂвовъ и голубятенъ. По городамъ и мЂстечкамъ проЂзжія на базаръ дороги и улицы заперты были и обняты караулами и приставами. Со всего привозимаго на базаръ и вывозимаго съ него взымаема была дань по усмотрЂнію и разписанію Воеводъ, а отъ нихъ всякая утайка и флатировка истязаема была съ примЂрною жестокостію, а обыкновенныя въ такихъ случаяхъ прицЂпки и придирки надсмотрщиковъ оканчивалисъ сдирствами и побоями. Новость сія, сколько, можетъ быть, ни обыкновенна была въ другихъ сторонахъ, но въ здЂшней она показалась жестокою, пагубною и самою несносною. Народъ отъ нея возстеналъ, изумился и считалъ себя погибшимъ. Ропотъ на Гетмана отзывался оть одного конца земли до другаго. /163/ Смягчительныя мЂры правительства Малоросійскаго не согласовали поведенія Воеводъ и ихъ подчиненныхъ, и возмущеніе народное стало неизбЂжно.

ЗаднЂпрскій Гетманъ, Дорошенко, пользуясь смутнымъ положеніемъ народа Малоросійскаго и подстрекаемъ бывши враждою къ его Гетману, Брюховоцкому, возмутилъ первЂе городъ Переяславль; и граждане его, убивъ Воеводу своего, Полковника Дашкова, жившаго въ части города, называемой Богушевой, сожгли его квартиру и отдались въ команду Дорошенка. А онъ, соединясь съ ними и съ частію своихъ войскъ, отправился къ городу ЗолотоношЂ и въ немъ, квартировавшаго съ корпусомъ, Князя Щербатова, по легкой перестрЂлкЂ, выгналъ изъ города, а Воеводу со штатомъ его истребилъ. ПоспЂшавшій на помощь Щербатову Полковникъ Маховскій прибылъ съ войскомъ своимъ къ городу въ ту пору, когда въ немъ Щербатова уже не было, и Дорошенко, окруживъ сей корпусъ, по слабомъ сопротивленіи, взялъ весь въ плЂнъ съ самымъ командиромъ. А какъ онъ, квартируя въ Малоросіи, дЂлалъ великія народу раззоренія, то, въ наказаніе за то, отогналъ всЂхъ плЂнниковъ оныхъ въ Крымъ и подарилъ ихъ Хану. Отъ Золотоноши проходя Дорошенко внутрь Малоросіи побралъ силою оружія своего города: Прилуку, НЂжинъ и многія мЂстечка, и въ нихъ бывшихъ Воеводъ перебилъ. ЦЂль его была, освободя народъ отъ ига Воеводскаго и оказавъ ему тЂмъ великое благодЂяніе, обратить его на свою сторону и сдЂлаться Великимъ Гетманомъ на всю Малоросію. Но народъ, сколько ни огорченъ былъ Воеводами, не потерялъ, однако, своего разсудка и добрыхъ нравовъ. Онъ, предвидя оть худыхъ начинаній такія же и послЂдствія, всемЂрно удалялся отъ злодЂйствъ Дорошенковыхъ, и всЂхъ почти Воеводъ, не впадавшихъ въ его руки, спасалъ и хранилъ отъ убійства, а многихъ выпроводилъ съ своимъ конвоемъ въ ихъ границы; о ДорошенкЂ жь мыслилъ, какъ о искусителЂ и предателЂ подъ власть Поляковъ, съ которыми держался онъ заодно. Народъ же о соединеніи съ ними и слышатъ не хотЂлъ.

Правительство Польское, не зная съ какимъ намЂреніемъ Дорошенко впалъ въ ЗаднЂпрскую Малоросію и возмущаетъ въ ней народъ, а зная, что то возмущеніе и истребленіе Московскихъ Воеводъ противно тамошнему правленію, замыслило воспользоваться симъ случаемъ и отторгнуть отъ Дорошенка въ непосредственное свое владЂніе тогобочную Малоросію. И для сего, въ 1667 году, весною, командировало туда, съ знатнымъ корпусомъ Польскихъ войскъ, Короннаго Гетмана, Яна Собіевскаго, который, вступивъ въ границы Малоросійскія, провозглашалъ народу, что онъ ихъ есть Гетманъ, а Дорошенко при немъ будетъ тогобочнымъ Польнымъ или Наказнымъ Гетманомъ. Народъ, изумленный непостоянствомъ своего правленія и всегдашними въ немъ перемЂнами, привыкъ уже всему вЂрить и не принималъ ничего въ свою оборону. Но Дорошенко, извЂстясь о посягательствахъ Польскихъ на его правленіе, отправился тотчасъ съ /164/ войсками своими противъ Собіевскаго и, встрЂтивъ его за городомъ Заславлемъ, напалъ на корпусъ Польскій со всею жестокостію и, по долговременномъ упорномъ сраженіи, обратилъ его въ бЂгство, а обозы и запасы съ артиллеріею остались въ добычу Дорошенку. За симъ предпринята была погоня за Поляками; но прибЂжавшій къ Дорошенку гонецъ изъ Крыма, Мурза тамошній, Уметъ Кочуба, возвЂстилъ ему, что партизантъ Брюховецкаго, Кошевой Запорожскій, СЂрко, во время нышнЂшяго откомандированія Татарскихъ войскъ, по фирману Султанскому, въ Закубанскія экспедиціи, напавъ съ Козаками своими на Крымъ, раззоряетъ тамошніе города и жилища и предаетъ все огню и мечу, а Хана самаго загналъ въ горы, и онъ проситъ отъ него обороны, съ обЂщаніемъ ему равномЂрныхъ пособій при случаЂ надобности. Дорошенко съ крайнею охотою принялъ предложеніе Хана, зная, сколько онъ, при нынЂшнихъ обстолтельствахъ, будетъ ему нуженъ, и потому отправился тотчасъ въ Крымъ съ одною конницею и успЂхи СЂрковы заразъ прекратилъ, но самаго его и главнаго войска захватить не могъ, Ибо онъ, набравши въ приморскихъ Крымскихъ городахъ довольное число водныхъ судовъ, отправился на нихъ въ Лиманъ и прибылъ въ СЂчь съ великими корыстьми.

Царь Россійскій въ семъ же, 1667, году, по политическимъ видамъ, или по прямой надобности, отправилъ было сильный корпусъ своихъ войскъ, подъ командою Воеводы Косогова  184, въ предЂлы Запорожскіе, къ городу Кадаку, подъ предлогомъ, что онъ защищать долженъ Запорожскихъ Козаковъ и часть Малоросіи отъ набЂговъ Крымскихъ Татаръ. Запорожцы, протолковавъ отрядъ сей для нихъ вреднымъ и яко бы для пресЂченія сообщеній съ Малоросіею выдуманнымъ, жаловались о томъ сильно Царю, представляя, что, „всяко правительство, подозрЂвающее свой народъ въ каковыхъ либо противъ себя замыслахъ, даетъ само народу тому способъ или орудіе иттить на то, чего имъ еще не предпринимано или не думано; а отдЂлять отъ насъ Малоросію всегдашнее наше отечество, раззоренное до крайности Воеводами и угнЂтаемое многими затЂями Московскими, есть тоже, что поддувать воззженной огонь, или кидать въ него горючіа вещества. Что же касается до набЂговъ Татарскихъ, то сіе считается у насъ съ ними за игру шахматную, и мы всегда сами противъ ихъ управлялись и защищать во всякое время себя въ состояніи.“ Царь, уваживъ представленіе Козацкое, воротилъ корпусъ Косогова къ своимъ границамъ.

Продолжавшіесь отъ нЂсколька лЂтъ между Россіею и Польшею переговоры о мирныхъ трактатахъ въ семъ году окончены и миръ заключенъ на 30 лЂтъ. ПереЂзжавшіе тогда чрезъ Малоросію Поляки распустили нарочно слухъ въ народЂ, что съ Россійской стороны за городъ Смоленскъ съ его уЂздомъ, уступленный Польшею Россіи, отдается ПольшЂ вся Малоросія съ ея жителями. Правительство Малоросійское, примЂтивъ по сему случаю великое въ народЂ и войскЂ волненіе, отправило /165/ въ Москву двухъ Канцелиристовъ войсковыхъ, Мокріевича и Якубовича, повелЂвъ имъ справиться тамъ, что положено о Малоросіи въ мирныхъ съ Польшею трактатахъ. Но сіи посланцы только и свЂдали, что Поляки, а паче ихъ посланники, отлично у Царя и Бояръ принимаются, и съ великими почестьми трактуются, а о содержаніи трактатовъ свЂдать они не могли, по тому, что сіе отъ нихъ весьма скрывали, и на вопросы ихъ отвЂчали, что „дЂла Министерскія до войска не касаются, и дЂло военное есть знать ружье и его употребленіе, а о Министеріи, до земли принадлежащей, должны знать Воеводы городскіе и провинціальные, которые если у васъ есть, то они про то и знать могутъ.“

Неудовлетворительными справками канцеляристовъ и народною молбою  185 подвигнутый, Гетманъ Брюховецкій послалъ въ Москву Старшину Генеральнаго, Григорія Гамалію, и Канцеляриста Каспаровича, и писалъ чрезъ нихъ къ Царю, что „по поводу тайныхъ съ Польшею трактатовъ, разпущенные оть Поляковъ слухи объ отдачЂ имъ въ подданство Малоросіи, возмутило войска Малоросійскія и ея жителей, и по тому проситъ онъ Царя увЂрить его и народъ о содержаніи тЂхъ контрактовъ, по которымъ, если подлинно отдается Малоросія Полякамъ, то онъ должностію обазанъ принимать оборонительныя противъ нихъ мЂры и избирать новые союзы и протекціи. Когда же она оставляется по прежнему въ протекціи Россіи, то вЂрность и приверженность народа сего къ держа†Россійской суть неизмЂнны и постоянны, а тайна и предательство въ семъ сдучаЂ многогрЂшны суть и постыдны, паче же между народомъ единовЂрнымъ и единоплеменнымъ; ибо извЂстно всему свЂту, что народъ здЂшній, претерпЂвъ оть Поляковъ неслыханныя въ человЂчест†варварства и всЂхъ родовъ гоненія, освободился отъ нихъ собственною силою своею и мужествомъ, а соединился съ Россіею съ доброй воли своеи и единственно по одновЂрству. СлЂдовательно, укрЂплять его или другому дарствовать ни почему и никто не властелинъ, и въ противномъ случаЂ готовъ онъ опять защищать себя оружіемъ до послЂдней крайности, и лучше согласится умереть съ оружіемъ въ рукахъ, чЂмъ сносить постыдное иго отъ враговъ своихъ. И сіе есть истинно и непреложно, о Царю! Если же замЂшалась при семъ злоба за Воеводъ, то и тутъ главными орудіями есть не народъ, а правительство Россійское присылкою ихъ противъ правъ и договоровъ народныхъ, съ инструкціями, прямо Египетскими или Вавилонскими, и Польское подсылкою на нихъ Гетмана своего, Дорошенка, народъ возмутившаго. Но за всЂмъ тЂмъ самой разсудокъ учить, что за десять виновныхъ злодЂевъ не отвЂчаютъ милліоны невиннаго народа, оберегавшаго Воеводъ.“ Царь на представленіе Брюховецкаго написалъ къ нему только то, что прислано будеть въ Малоросію тысяча человЂкъ пЂшихъ стрЂльцовъ съ недостающимъ числомъ Воеводъ, которые размЂщены будутъ по городамъ и уЂздамъ „и они учнутъ рядити народомъ и жаловати его, смотря по заслугЂ и обычаю каждаго, а шалуновъ и несдушей карати судомъ и разправой; /166/ писано бо есть въ книгахъ Христіанскихъ: ему же честь, честь, и ему же страхъ, страхъ, сирЂчь: на. худыхъ гнЂвъ, а на добрыхъ милость. А тебЂ, Гетману, и всей старшинЂ Козацкой смотрЂти войско и его снаряды и служити съ нимъ вЂрою и правдою; а о войнЂ и мирЂ не хлопотати и о трактатахъ съ Польшею не стужати намъ; въ нихъ все то написано, что ладно, а на худо никто не пойдетъ.“

Таковое предписаніе Царское смутило Брюховецкаго и всю Старшину съ нимъ, а полученное тогда отъ ЗаднЂпрскаго Гетмана, Дорошенка, письмо и совсЂмъ его изумило. Онъ пишетъ къ нему, что „Таковъ начальникъ въ народЂ, каковъ ты, Иване, повиненъ есть суду Божію и человЂческому. Народъ, ввЂрившій тебЂ судьбу свою, пролилъ неизчетное множество крови своей, потерялъ также безчисленныхъ предковъ своихъ и потомковъ, на брани избіенныхъ, ведучи долголЂтныя войны съ Поляками за вольность свою и свободу. Но какую онъ имЂеть теперь вольность и свободу? По истинЂ никакой, а одну злобную химеру! Годичные труды ихъ и все, пріобрЂтенное потомъ ихъ, отымають у нихъ Воеводы и приставы; судъ же и разправа въ ихъ рукахъ. И что остается несчастному народу? Одна бЂдность, тоска и стенаніе! Вы съ Старшинами своими обогащены въ Моск†однЂми женщинами; но и то, за приданное ихъ, народъ отплачиваетъ; и ты уподобляешься точно такому пастуху, который держитъ корову за рога, а другіе ее доють. Когда нЂтъ уже у тебя своей силы и отваги, то можно поискать и сторонней, и когда нЂть въ Храстіанст†правды, то можно попытаться оной и у иновЂрцевь. А то есть весьма справедливо, что когда человЂкъ тонеть, то и за бритву хватается; и это не есть грЂхъ и глупость, но крайность, вынужденная необходимостыо. Я готовъ все уступить на пользу народа, даже и самую жизнь свою; но оставить его въ тяжкой неволЂ и думать мнЂ несносно.“

Брюховецкій, обуреваемъ будучи со всЂхъ сторонъ въ своей должности и угрожаемъ конечнымъ ея паденіемъ, въ 1668 году избралъ себЂ пристанище, самое отчаянное и постыдное. Онъ просилъ у Хана Крымскаго союза, а у Султана Турецкаго покровительства и вЂчной протекціи. Для сего послалъ въ Крымъ Сгаршину Генеральнаго, Степана Гречанаго, а въ Царьградъ Старшину Григорія Гамалію, и Канцеляриста Каспаровича, а между тЂмъ остававшихся въ Малоросіи Воеводъ выгналъ силою въ свои границы, Ђхавшихъ же сюда вновь не допустилъ до ихъ назначеній, но воротилъ назадъ. При чемъ многихъ перебилъ и перевЂшалъ изъ своихъ Старшинъ и Козаковъ, кои Воеводъ защищали.

Старые Козаки или товариство, обыкновенно прежде больше приверженные къ своей вЂрЂ и старымъ обычаямъ, вознегодовавъ на Брюховецкаго за покушеніе его въ союзъ и протекцію Магометанцевъ, непримиримыхъ враговъ Христіанства, и за умерщвленіе людей своихъ, Воеводъ хранившихъ, /167/ дали о томъ секретно, знать Князю Ромодановскому, совЂтуя ему атаковать заразъ войсками своими городъ Котельву, гдЂ запасы Брюховецкаго и самъ онъ съ партизантами своими часто пребываеть, а къ Дорошенку послали оть себя повЂренныхъ, прося его прибыть къ нимъ въ Полтаву и принять на себя Гетманское достоинство, въ которое они его избираютъ. Дорошенко, поспЂшивъ потому призыву въ городъ Опошне, засталъ тамъ великое собраніе товариства и Козаковъ, и отъ нихъ единогласно избранъ и признанъ былъ обЂихъ сторонъ ДнЂпра Малоросійскимъ Гетманомъ. Брюховецкій, извЂстясь о выборЂ Дорошенка, побЂжалъ было изъ Котельвы внутрь Малоросіи, съ намЂреніемъ искать себЂ партіи, которая бы его защищала; но Козаки, догнавъ его въ мЂстечкЂ Коломаку, и тамо осудивъ его контурнымъ судомъ, разстрЂляли, а жену его отослали съ честію къ Князю Ромодановскому.

Допомога проекту

На сайті 106 гостей та користувачі відсутні

Created with YOOtheme Pro

Оформлення: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

При повному або частковому використанні матеріалів посилання на http://prosvit.in.ua/ обов'язкове
Copyright © 2018-2019 ПроСвіт 
Всі права застережені