Минуле

«Перемоги не вершать історію, а лише переписують її по-своєму.
Це заважає переможеним врахувати помилки і зробити правильні висновки з власного горя».

- Вільгельм Швебель

XII век - Юрий Долгорукий

Конец Х начало XI веков характеризовалось для Руси войнами с половцами. После смерти (1113 год) киевского князя Святополка Изяславича в Киеве вспыхнуло народное восстание; верхи киевского общества призвали на княжение Владимира Мономаха (4 мая 1113 года). Став киевским князем, он подавил восстание, но в то же время вынужден был законодательным путём несколько смягчить положение низов. Так возник «Устав Владимира Мономаха» или «Устав о резах», который вошёл в состав пространной редакции «Русской Правды». Этот устав ограничил прибыли ростовщиков, определял условия закабаления и, не покушаясь на основы феодальных отношений, облегчал положение должников и закупов. Княжение Владимира Мономаха было периодом последнего усиления Киевской Руси. Владимир Мономах через своих сыновей управлял 3/4 её территории. 

280px-Vladimir-II-Vsevolodovich MonomakhВлади́мир Все́володович Монома́х (др.-рус. Володимиръ (-мѣръ) Мономахъ; в крещении Василий; 1053—19 мая 1125) — князь смоленский (1073—1078), черниговский (1078—1094), переяславский (1094—1113), великий князь киевский (1113—1125), государственный деятель, военачальник, писатель, мыслитель. Сын князя Всеволода Ярославича. Прозван Мономахом по названию рода матери, которая предположительно была дочерью византийского императора Константина IX Мономаха.

В 1117 году Мономах отозвал своего старшего сына Мстислава из Новгорода в Белгород, что стало вероятной причиной выступления сына Святополка Изяславича Ярослава, правившего на Волыни и опасавшегося за свои наследственные права на Киев. В 1118 году Мономах вызвал новгородских бояр в Киев и привёл их к присяге.

Официальной датой возникновения Новгорода принято считать 859 год, исходя из поздней Никоновской летописи (составлена в XVI веке; сведений о закладке или строительстве Новгорода под этой датой в данном источнике нет). При этом в самой летописи не сказано об основании города именно в этот год, но под годом 6367 (859 год) содержится запись о смерти Гостомысла, новгородского старейшины, что никак не может признаваться датой возникновения Новгорода.

В арабских источниках X века упоминается пункт ас-Славийа (Слава, Салау), как один из трёх центров славян наряду с Куйабой (Киевом) и Артанией (идентификация неясна). Российские историки полагают, что речь идёт о предшествовавшем Новгороду «старом городе» ильменских словен, иногда отождествляемого с эпическим Словенском, хотя скорее всего под ас-Славийа (Слава, Салау) подразумевался Переяслав. На роль же «Старого города» в теперешней новгородской земле предполагают несколько поселений, среди которых самые вероятные — Рюриково городище и поселение на месте будущего Славенского конца. Самое раннее иностранное упоминание Новгорода (Немогард, Νεμογαρδάς) содержится в сочинении 949 года византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей». По предположению Т. Н. Джаксон и Е. А. Рыдзевской, Новгород в скандинавских сагах называется Хольмгардом (Holmgård, Holmgarðr) — столицей Гардарики. Дословный перевод этого названия, «островной город», также наводит на мысль о некоем «старом городе» на восточном берегу Волхова, так как к городу с центром на месте будущего Детинца скандинавское название едва ли применимо. В немецких источниках город назывался Острогардом. Также здесь происходят основные действия эпического литературного произведения XVII века «Сказания о Словене и Русе и городе Словенске» и былины о Садко.

Летописи приводят различные версии возникновения города. Согласно «Повести временных лет» (Лаврентьевский список) город существовал еще до момента прихода Рюрика в 862 году и был основан ильменскими словенами в процессе их расселения после миграции с Дуная. По Ипатьевской летописи:

«Словене же седоша около Езеру Илмера и прозвашася своимъ именемъ и сделаша ГородЪ и нарекоша и Новъгородъ».

220px-Koncy-Velikogo-NovgorodaРюрик, по Ипатьевскому списку, сначала княжил в Ладоге и только после смерти братьев «пришед къ Ильмерю и срубить городе надъ Волховом и прозваша и Новъгород» (наблюдается некоторое несоответствие сообщению той же летописи об основании города словенами). Новгородская I летопись младшего извода упоминает новгородцев в недатированные времена легендарного Кия.

«Въ времена же Кыева и Щека и Хорива новгородстии людие, рекомии Словени, и Кривици и Меря: Словенѣ свою волость имѣли, а Кривици свою, а Мере свою; кождо своимъ родомъ владяше».

По той же Новгородской первой летописи младшего извода «город» был заложен Владимиром Ярославичем в 1044 году.

Исследования, проведенные российскими учеными, под руководством руководителя Новгородской экспедиции академика РАН В. Л. Янина и известного лингвиста А. А. Зализняка свидетельствуют, что речь берестяных грамот ближе к древнему польскому (лехитскому) языку и отличается от руськой мовы Киевской Руси. Выводом из этого является то, что источником заселения Новгородских земель стала славянская южная Балтика.

Уже в начале XI века в Новгороде проявлялись тенденции к обособлению от Киева.  Новгородские бояре при поддержке городского населения хотели избавиться от бремени налогообложения Киева и создать свою армию. В начале XII века Новгород уже начинает приглашать князей без согласования с киевским великим князем. В 1136 году после изгнания князя Всеволода Мстиславича в Новгородской земле установилось республиканское правление.

В XII-XIII веках в состав Новгородской республики входил Псков, который стал обособляться от Новгорода с середины XIII века. Юридически его независимость от Новгорода была признана Болотовским договором 1348 года.

18 map max

Итак, к началу XII века Великое Киевское Княжество на Востоке и Северо-востоке славянской земли фактически заканчивалось Черниговской землей. К тому времени род Киевских князей разросся до невероятных размеров, так как только Владимир Мономах после своей смерти в 1125 году оставил восьмерых сыновей, не считая дядей, братьев и внуков. А ведь остались еще: Ярославичи, Изяславичи, Всеволодовичи, Святославичи, Мстиславичи и т.д. Естественно, всей этой княжеской братии не хватало "столов". Кому везло, усевшись в своем княжестве, которое иногда составляло всего лишь маленькое поселение с клочком земли, старался, во-первых, ладить с населением "города", дабы сохранять за собой и своими наследниками доставшийся "стол", а, во-вторых, поглядывал на соседей - как бы прихватить и чужие "столы" для обогащения.

Этот период жизни стал определяющим для дальнейшего будущего, как славянских, так и финских племен.

Юрий Долгорукий – шестой сын Владимира Мономаха - остался, по воле судьбы, без княжеского стола и согласно существовавшим в те времена законам вынужден был идти в услужение к старшим братьям и дядям или, сколотив дружину на доставшиеся по наследству средства, двигаться на поиски и завоевание собственного "стола". Зная удаль южных соседей Руси, пришлось Юрию Долгорукому направиться в безопасное по тем временам чудское захолустье (от слова "чудь" - объединенное название всех финских племен, проживавших далеко за Черниговской землей на северо-востоке).

В те времена чудское захолустье не входило ни в Черниговское, ни в Переяславское княжества. Земли Чуди к тому времени были обособленны. Иначе, как и все остальные, были бы поделены между наследниками Мономаха. В подтверждение можно привести слова профессора Московского университета В.О.Ключевского:

"Юрий Долгорукий, один из младших сыновей Мономаха (хотя сам факт принадлежности Юрия к роду Мономаха вызывает большое сомнение), был первый в непрерывном ряду князей Ростовской области, которая при нем и обособилась в отдельное княжество: до того времени это чудское захолустье служило прибавкой к южному княжеству Переяславскому".
/В.О.Ключевский "О русской истории", стр. 107-108./

Отыскав на карте Переяслав, расположенный ниже Киева, мы поймем, что изречение - "служило прибавкой к южному княжеству Переяславскому" - является грубой натяжкой или, проще говоря, измышлением, ибо "прибавка" лежала за тысячу километров в непроходимых топях и дебрях, да к тому же еще между ними находились Черниговские владения.

Да, мы знаем, что отдельные Киевские князья хаживали в северо-восточные завоевательные походы. Некоторые из них, как Святослав, даже Волжскую Булгарию воевали. Но это никак не дает права утверждать, что Ростово-Суздальская земля являлась собственностью Киевского княжества Великого.

Надо обладать величайшей фантазией, дабы предположить, что в ту глушь, кроме князя - неудачника и его дружины, "потек" славянский народ. Даже дружина князя была очень малочисленной. В глухих, заболоченных, таежных по тем временам, землях, чудским племенам мокша, меря, весь, мурома, мещера составляло огромных трудов прокормить ораву бездельников.

Само прошлое княжеского рода отрицает факты "переточного" развития событий. Вспомним: ни при Олеге, ни при Игоре, ни при Ярославе, ни при Мономахе, приходя в Киев, Чернигов, Переяслав, Вышгород или, уходя из них, когда народ изгонял князя, поселяне "не перетекали" из места на место вместе с князем. Князья всего лишь приглашались или избирались из местных известных людей обособленными славянскими племенами править и защищать их, живущих на своей исторической родине. Даже если князья были пришлыми, они отражали интересы племен и городов, но никогда не составляли самой сути народа. Имеем еще одну из «великих» посылок Российской истории. Нельзя подменять историю развития славянских племен Киевской Руси историей размножения и движения княжеской династии.

Почитаем, кто ушел с Юрием Долгоруким в землю "Залешанскую":

"...во второй половине XII в. таких князей действовало несколько десятков, если не целая сотня. Дружина по-прежнему имела смешанный племенной состав. В X-XI вв., как мы знаем, в ней преобладали еще пришлые варяги. В XII в. (когда Юрий Долгорукий ушел в Суздальскую землю) в ее состав входят и другие сторонние элементы: рядом с туземцами и обрусевшими потомками варягов видим в ней людей из инородцев восточных и западных, которые окружали (Киевскую) Русь, торков, берендеев, половцев, хозар, даже евреев, угров, ляхов, литву и чудь".
/ В.О.Ключевский "О русской истории", стр.73./

"Самъ князь долгое время здъсъ былъ въ нъкоторомъ родъ кочевникомъ. Дружина же его могла или слъдовать за нимъ, или оставить его. Князъ могъ отослать отъ себя своихъ сподвижниковъ и они могли его оставить. Никакихъ обязательствъ на этотъ счетъ не было".
/К.Валишевский "Иван Грозный", стр.19./

Такие взаимоотношения между князем и дружиною существовали в X-XIII веках. Да и позже! Сама же дружина выглядит, зачастую, как банда наемников. Куда уж денешься, – приходится и с этим согласиться.

Таков казус произошел и с Юрием Долгоруким. Будучи шестым сыном Мономаха, не получив в наследство "стола", пошел с дружиною искать новое место и новых "подданных". Найдя стол, за многие сотни километров от Руси, осел среди племен: мери, веси, муромы, мещери, мокши и мордвы. Придя в Чудское захолустье, Юрий женился на местной княжне, дочери половецкого хана Аепы Осеневича. Посредством этого брака отец Юрия Владимир Мономах намеревался упрочить мир с половцами.

280px-DolgorukiyЮ́рий (Гео́ргий) Влади́мирович, по прозвищу Долгору́кий (др.-рус. Гюрьги, Дюрьги; *1090-е годы — 15 мая 1157 года, Киев) — князь ростово-суздальский и великий князь киевский, шестой сын Владимира Всеволодовича Мономаха. Прозвище Долгорукий - «Длинная рука», дано некоторыми летописцами после его смерти за постоянные вмешательства с захватнической целью в дела других княжеств. Традиционно считается основателем Москвы.

В.Н.Татищев писал, что «сей великий князь был роста немалого, толстый, лицом белый, глаза не весьма великие, нос долгий и искривленный, борода малая, великий любитель женщин, сладкой пищи и пития; более о веселиях, нежели об управлении и воинстве прилежал, но все оное состояло во власти и смотрении вельмож его и любимцев… Сам мало что делал, все больше дети и князи союзные…»
/Татищев В.Н. История Российская. — М., 2005. — Т. 2. — С. 303./

Тот же В. Н. Татищев через 650 лет объявил датой рождения Юрия 1090 год, что делает его сыном первой жены Владимира Мономаха — дочери последнего правившего англосаксонского короля Гарольда II, Гиты Уэссекской. Однако «Гюргева мати» (то есть мать Юрия Долгорукого), о которой говорит «Поучение» Владимира Мономаха, умерла 7 мая 1107 года. Это не позволяет отождествить её с Гитой, скончавшейся 10 марта, скорее всего — 1098 года. Это соображение позволило А. В. Назаренко отнести рождение Юрия к более позднему времени и ко второму браку Владимира (ок. 1099 г.) с Ефимией (возможно гречанка). Все дети от первого брака (кроме Романа) носили славянские имена, все дети от второго брака — имена греческие. Таким образом, Юрий Владимирович мог быть сыном второй супруги своего отца Ефимии и родился в промежутке между 1099 и 1102 годами (последняя дата — год рождения его младшего брата Андрея).

По официальной версии в 1125 году правивший в Ростове князь Юрий Долгорукий, перенёс столицу своих владений в город Суздаль. С тех пор политическая роль Ростова заметно уменьшилась.

Когда в 1132 году пришедший после смерти Мстислава Великого Ярополк Владимирович отдал Переяславское княжество Всеволоду Мстиславичу, Юрий выгнал последнего оттуда. Тогда Ярополк посадил в Переяславле Изяслава Мстиславича, но Юрий воспротивился и такому варианту. Затем из Турова Изяслав был изгнан Вячеславом Владимировичем, после чего уехал в Новгород, откуда с братом Всеволодом организовал поход в Ростово-Суздальское княжество (1134). В битве при Жданой горе обе стороны понесли значительные потери, но не добились решающего успеха. В 1135 году Переяславль был отдан Ярополком Юрию в обмен на центральную часть его княжества с Ростовом и Суздалем. Переход Переяславщины к Юрию Долгорукому вызвал его борьбу с братьями, которая закончилась в том же 1135 году поражением Юрия, в результате чего он был вынужден покинуть южные земли и вернуться в Суздаль.

В 1149 году, используя междоусобицы между князьями, Юрий Долгорукий пошел в поход на юг и вместе с половцами, возле Переяслава на Днепре, разбив войска киевского князя Изяслава II, овладел Киевом. В 1150 году из-за народной смуты вынужден был его покинуть, но впоследствии снова оказался в Киеве. После поражения на реке Руте (1151 год), которое ему нанес Изяслав II, Юрий Долгорукий вернулся в Суздаль. В третий раз заполучил он Киев в 1155 году и остался там до конца своей жизни. Чтобы закрепиться на юге, он раздавал своим сыновьям удельные княжества. Юрий I Долгорукий не был любим киевлянами; во время пира у киевского боярина Петрила его 15 мая 1157 года отравили. После его смерти восставшие киевляне ликвидировали установленную им власть.

В годы его правления впервые в летописи упомянута Москва (1147), где Юрий угощал своего союзника, князя Новгород-северского Святослава Ольговича (отца Игоря Святославича, героя Слова о полку Игореве).

Самая первая известная летопись «Повесть временных лет». Начинается она словами: «Се повѣсти времѧньнъıх лѣт. ѿкуду єсть пошла рускаӕ земѧ . кто въ києвѣ нача первѣє  кнѧжит и ѿкуду рускаӕ землѧ стала єсть». «Повесть временных лет» была составлена в 1113 году и ее создание связывается с именем монаха Киево-Печерской лавры Нестором. До нас дошел ее список, сделанный монахом Лаврентием в 1377 году в Нижнем Новгороде. По его имени эта летопись получила название «Лаврентьевской». С нее было сделано несколько списков (копий), одна из которых хранилась в Костромском Ипатьевском монастыре. По названию монастыря она именуется «Ипатьевской». Первую часть Ипатьевской летописи составляет «Повесть временных лет», рассказывающая о событиях с древнейших времен до 1118 года. Вторая часть содержит описание событий с 1119 по 1200 годы. Именно в этой и только в этой части сохранилось первое упоминание о Москве под 6655 (1147) годом. Более ни в одном другом списке упоминания о Москве в этом периоде времени нет. Первое упоминание Москвы, с княжеским столом, впервые упоминается в летописях с 1277 года.

Интересна мысль, высказанная С.М.Соловьевым. Аналогичная мысль высказана и В.О. Ключевским:

"...в России (т.е. в Залесье, так как Россия впервые появится на свет только в 1721 году) очень быстро размножаются члены княжеского рода, вследствие чего все области и все сколько-нибудь значительные города управляются князьями..."
/ С.М.Соловьев "Чтения и рассказы...", стр.217./

Из чего, уважаемый читатель, возникает вполне закономерное утверждение: если до 1277 года на "Московском столе" не сидел ни один княжеский отпрыск, знать такого "стола" и такого поселения до 1272-1277 годов просто не существовало.

Эта мысль верна хотя бы по той причине, что на возникавшее поселение во Владимиро-Суздальской земле тут же садился князь из рода Рюриковичей.

Послушаем профессора В.О.Ключевского:

"...Отец (Юрий Долгорукий) дал ему (сыну Андрею Боголюбскому) в управление Владимир на Клязьме, маленький, недавно возникший суздальский пригород, и там Андрей прокняжил далеко за тридцать лет своей жизни..."
/ В.О.Ключевский "О русской истории", стр.108./

Необходимо отметить - княжеский род по линии Юрия Долгорукого действительно размножался с исключительной скоростью. Женщины из племен мокша, меря, весь, мещера, мурома, из половецких племен и т.д. рожали князьям детей скоропалительно.

По таблицам родословным, приведенным в книгах Н.М.Карамзина и С.М.Соловьева, только род одного Юрия Долгорукого с 1120 по 1270 годы составил более 40 княживших наследников, то есть более сорока доживших до совершеннолетия мужчин. А ведь были и другие Мономаховичи.

Mos7 1Так почему же ни один из этих наследников до 1277 года не получил "стол" в Москве? Ответ очень прост: не существовало в те годы Москвы как поселения.

Российские историки внушают своим читателям мысль-аксиому об основании Москвы князем Юрием Долгоруким в 1147 году. Однако весь парадокс этого утверждения состоит в том, что нас заставляют поверить на слово. До начала XIX века в существовавшей на то время исторической литературе нельзя было разыскать год основания "белокаменной".

Можно было бы и согласиться с историками Империи, если бы само событие не меняло принципиально историю Залесья-Московии.

Возможно, в 1147 году у реки Неглинной или Яузы в одном из снежных сугробов и ночевал, а то и ставил сруб, представитель славных чудских племен. Князь же Юрий Долгорукий отношения к сему действу не имел.

В начале 1150-х Юрий основал Переяславль-Залесский и Юрьев-Польский. Существует легенда о том, что он в 1152 также основал Городец.

В 1154 Юрий Долгорукий основал город Дмитров, названный так в честь святого великомученика Дмитрия Солунского, небесного покровителя сына Юрия Долгорукого, Всеволода (в крещении Дмитрия), родившегося в тот год.

В 1156 году Юрий, согласно той же Ипатьевской летописи, укрепил Москву рвом и деревянными стенами (однако в это время князь находился в Киеве).

Так в стороне от Киевской Руси, на необозримых землях, среди величайшей глухомани, заселенной только финно-мордовскими племенами, появилось Суздальское княжество, давшее позже отпочкование Твери, Рязани, Владимиру, Москве, Ярославлю и всему – «великорусью». Не стоит лукавить, в XII веке не существовало исторической посылки, дабы заставить поднепровские славянские племена бросить свои превосходные земли и направиться в непроходимые заболоченные дебри. Настало время отбросить величайший миф «великороссов» об их славянском происхождении.

Если бы в начале XVIII века, нарождающейся Российской Империи не понадобилась "древняя родословная", не потребовалось "историческое обоснование" своего, так называемого "права" на "собирание земель руських", родилась бы совсем иная историческая правда о происхождении народа, начавшего свою родословную в Залешанской земле.

Но так уж сложилось, - кроваво властвуя над многими покоренными народами, захватив величайшие пространства, Московия, а позже Российская империя в корне извратили историческую действительность, создали о себе лживый миф и навязали его, как истину, всему миру, но прежде всего - покоренным народам.

Само отношение киевлян и всего славянского населения Руси к Юрию Долгорукому и всем представителям пришлых с ним из Залесья людей, которых они повсеметсно уничтожили, ярко свидельствует о том, что уже в ХII веке киевские славяне высказывали нелюбовь и непочтение, если не сказать - презрение к "мужикам-залешанам Ростовско-Залесской земли".

Как мог человек высказать презрение и нелюбовь к своему соседу или брату, ушедшему с Киевской земли в Суздальскую?

Есть только один ответ этому явлению: в земле Ростово-Залесской жили чуждые славянам племена, ничего не имевшие общего с ними, резко отличающиеся от славян как внешне, так и внутренне. Отчего и происходила их взаимная нелюбовь.

То были разные этносы, что явилось причиной не восприятия одного другим. И такое отношение, как нам известно, осталось на века. Поныне! Даже 350-летнее «великорусское» подавление национального духа в Украине не произвело ассимиляции украинского славянского народа с чуждым ему финским этносом «великороссов».

Именно во времена Юрия Долгорукого впервые проявилось соперничество двух народов. Между Киевом-Русью и Суздальщиной-Залесьем началась борьба, которая уже приобрела острые формы при его сыне Андрее I Боголюбском.


Источники:

- С.М. Соловьев "История России с древнейших времен" (1851 - 1879 годы);

- В.О.Ключевский "Курс русской истории" (1904 - 1910 годы);

- К.Валишевский "Иван Грозный";

- В.Н. Татищев "История Российская";

- В.Б. Белинский «Страна Моксель или Московия» – Роман-исследование;

- Ізбоник;

- Материалы из Википедии — свободной энциклопедии.

Московія, Історія

Допомога проекту

На сайті 102 гостей та користувачі відсутні

Created with YOOtheme Pro

Оформлення: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

При повному або частковому використанні матеріалів посилання на http://prosvit.in.ua/ обов'язкове
Copyright © 2018 ПроСвіт 
Всі права застережені